Зачем я готовлю

Я готовлю не для того, чтобы произвести разовое впечатление на самочку. К тому же, такая стратегия провальна в принципе. Невозможно сделать что-то качественное без подготовки, без проб и неминуемых ошибок, без выработки чутья. Я стремлюсь к тому, чтобы с каждым разом совершенствовать свой навык, дабы в итоге готовка стала для меня простым и естественным действом, выполняемом практически без раздумий. Мой ориентир — это Оливерский «Обед за 30 минут», полный курс из трёх блюд за полчаса.

Более того, сейчас меня серьёзно попускает от мыслительных процессов за готовкой. Внимание переносится в сенсорно-моторную область, и мой ум расслабляется и отдыхает. В итоге я чувствую себя посвежевшим и могу при этом вкусненько пожрать.

20131026-151434.jpg

Режем тыкву к празднику

Нет ничего хуже выученной беспомощности. Когда раз за разом кому-то из взрослых слишком сложно позаботиться о своих близких. Нарядить ёлку, потому что это ууу! Это идти, выбирать, покупать, иголки! Приготовить вкусный ужин, потому что это резать, жарить, подавать! Да я целый день на ногах, а ты вообще мерзавец ничего не делаешь целыми днями! Мы, конечно же, никого не виним, потому что всё понимаем. Но! Сами мы собираемся действовать иначе!

День всех святых — весёлый праздник. Наряжаться нечистью и расставлять кругом огненные пугалочки — это же ми-ми-ми в его исключительной форме.

Поэтому!

Отрываем свою жопу от дивана и отправляемся резать тыкву! Вот просто берём, режем, и всё на этом!

Grrrr!

Читать далее

Основы

Я хочу начать с простых вещей, потому как именно из простых вещей мы составляем сложные. Как я уже сказал, еда на столе в основе своей — это вкус, цвет, форма, аромат и консистенция.

Вкус — это сочетание базовых вкусовых ощущений, вроде нот в музыке. Это кислый, сладкий, горький и острый (если я ничего не пропустил).

Форма — это геометрия, основанная на базовых когнитивных (познавательных) примитивах ума: различении (контраст), объединении (группировка) и комбинировании. На кухне это форма ингридиентов, а также посуды. К ним ко всем применимы понятия дизайна. Для того, чтобы красиво оформить блюдо, быть дизайнером не обязательно. Нужно лишь подсматривать, как делают другие, отмечать, что нравится и беззастенчиво копировать до тех пор, пока не выработается собственное чутьё.

То же самое применимо и к цвету. Один и тот же продукт может иметь разнообразный цвет, который при смешении будет выглядеть куда интереснее своего однородного собрата.

Вот, например, салат из помидоров.

20131025-145455.jpg

Рис

Иногда миска риса — именно то, что нужно. Разный рис имеет разный привкус, нужно пробовать каждый, чтобы иметь возможность выбирать и варьировать. Сегодня это басмати, сваренный в большом объёме воды (приблизительно один к четырём) для рассыпчатости. Это важно. Крахмал должен потеряться в объёме воды, а не склеивать зёрна. Пропорция, которую можно встретить в интернете, один к двум, используется для варки методом абсорбции, о нём потом расскажу.

И ещё. Не храните варёный рис. Нет ничего более мерзкого, чем слежавшаяся клейкая биомасса, с которой большинству из нас пришлось хорошенько намучиться в детстве.

Пятнадцать минут — это всё, что требуется. Пятнадцать минут, и вместо отвратительного месива вы получите тарелку вкуснейшей пищи.

20131025-133707.jpg

Эмотикон

Мне снились лица. Длинная череда лиц с различными выражениями на них, проигрываемыми в чудовищно замедленной съёмке. Я видел выражение лица и ощущал эмоцию, которую оно выражает. Чувствуя изменения силы отклика по мере изменения мимического рисунка. Это был мучительный, изматывающий тренинг, замыкавший на себе всё моё внимание, пожирающий все мои силы и заставлявший меня желать его прекращения. Похожим образом чувствуешь себя, слушая музыку, переборщив с приятельской трубкой мира. Слишком тяжело, слишком долго. Меня удивляла подробность этих образов и само их наличие. Во мне есть целый каталог всевозможных мимических рисунков с присоединённым к ним эмоциональным значением.

Ради забавы я попытался представить себе голую женщину. Тут же возник необычайно детальный образ, однако желания не было.

Я попытался себе представить решение своего коэна, и у меня ничего не получилось.

Потом я провалился в сон.

У всех вещей есть конец

Раздавался удар колокола и рёв зала стихал, обрушивая на головы присутствующих непривычную тишину. После короткой паузы за бумажной панелью передо мной бесшумно скользила тень, и раздавался первый удар деревянным молоточком по дощечке с сутрой. Затем ещё один. И ещё, постепенно ускоряясь, прекращаясь в конце концов в мерное мелкое постукивание. Затем тишина и несколько ударов с большей паузой.

Это был самый счастливый момент в моей жизни. Этот звук означал, что я продержался ещё один день. Не убежал, не сдался, не повернул назад. На сегодня практика закончена. Однако все желающие могут продолжать и ночью. Для них дежурит специальная смена на кухне, чтобы можно было подкрепить силы.

Но можно и просто вернуться в общую комнату, переодеться в сухое, умыться, напиться воды и набрать бутыль с собой на ночь. Затем упасть на матрас и уснуть, видя невероятной, почти галлюцинаторной яркости, бесконечно податливые и от того совершенно не интересные сны.

Плюс плюс

Я чувствую, что ещё одна моя личная эпоха прошла. Я снова ощущаю себя другим, хотя и несущим всё ещё часть прежнего багажа. Люди, знающие меня, замечают эти изменения. Они говорят, что уже за последние полгода я изменился серьёзным образом. Прибавил в личной силе.

Почему-то людям спокойно со мной, несмотря на то, что внутри меня всё ещё полыхает адский пожар.

О пользе вечности

Мне очень помогает Вечность. Когда мне не удаётся совладать с нетерпением, когда ум наполняется вопросами «когда же это всё закончится?», «долго ещё?», «сколько осталось?», «скоро ли конец?» и далее в таком роде, я представляю себе (как можно красочнее), что моё нынешнее занятие будет длиться целую вечность и больше никогда не закончится. Ум, услышав в ответ на своё «когда?» красноречивое убедительное «никогда», по какой-то неизвестной причине успокаивается. «А, ну тогда ладно» — словно бы говорит он и продолжает заниматься тем, что дают.

20131021-132554.jpg

Хронограффити

Наше сознание похоже на баллистический гель, хранящий траектории всех пронзающих его событий крупного и не очень калибра. То, что мы называем собой — это рисунок трассирующих пуль, расцветивших небо нашей осознающей способности.

20131021-131052.jpg

Творить и быть творимым

Большинство людей считает творчеством совсем не то, что следует. Им кажется, что творчество — это что-то сложное, для чего необходимо долго учиться, колоться в жопу анашой и как минимум отрезать себе одно из ух. Это не так.

Творчество — это любое проявление нашей жизненной силы, нашего духа. Это всё, что носит отпечаток нашей души. Творчество — это акт жизни как она есть, расход энергии, без которого невозможно её пополнение.

Нелепый рисунок — творчество, самый несовершенный текст, нашедший выход из душевных глубин — творчество, воспитание детей — творчество, обустройство своей жизни — творчество. Все сферы нашей жизни насквозь пронизаны потребностью творить. Творчеству не нужно сопротивляться, что бы ни получалось в итоге.

20131021-123242.jpg

Форма еды

Еда, как это ни странно прозвучит — это не только вкус. Это ещё и цвет, форма и аромат. От того, как выглядит блюдо, зависит сила нашего аппетита и его, блюда, усвояемость. Нужно стараться делать не только вкусно, но и красиво. Благо, это несложно.

20131021-115248.jpg

Страстное

Кстати, о страсти. Девочки, не надо страсти! По-крайней мере, не надо хлестать танцующего позади вас молодого человека своими ебучими волосами по ебалу.

Потому как между желанием въебать и выебать существует весьма значительная разница.

Вода дырочку найдёт

Это выражение мне подарила бабушка в ответ на мой детский физиологический вопрос. Сейчас я думаю, что это выражение применимо к нашей жизненной силе вообще. Не нужно беспокоиться о том, что будет и как будет. В одном можно быть уверенным наверняка — вода дырочку найдёт.

The Gain

Тогда, под градом палочных ударов, я начал кричать. Я начал кричать так, как не кричал никогда в своей жизни. Крик рвался из самых глубин моего существа, на время я стал самим олицетворением ярости. И вот, когда я дошёл до самого пика этого безумного напряжения, вдруг выяснилось, что отступать больше нельзя. Как только я останавливался перевести дыхание, за моей спиной вырастал монах с плоской бамбуковой палкой и начинал яростно лупить меня по плечам, сопровождая действие таким же безумным криком. И всё начиналось снова.

Мой голос был сорван, во рту стоял привкус крови. Мои плечи раздулись, лопнули, потом запеклись и снова лопнули. Каждый удар палки пронзал всё тело обжигающей болью. Мои руки сцеплялись в замок, потому что иначе мне не хватало сил выдавать то же количество энергии. За одну сорокаминутную сессию моя одежда пропитывалась потом так, что её можно было выжимать, а высохшая одежда покрывалась узорами соли.

Тогда я начал учиться. Мне кажется, с такой скоростью я не учился ещё никогда. Я понял, что сама эта боль — мой помощник. Я вдруг почти физически ощутил, как беру рукой эту энергию за загривок и несусь куда-то с невероятной скоростью.

Во мне один за одним словно взрывались заряды. Жизнь пронеслась перед моими глазами, и далеко не самая приятная её часть. Каждое воспоминание несло свой заряд боли, который больше не было нужды сдерживать, и я жёг их почти с наслаждением. Отправлял в эту прожорливую ненасытную топку, помогающую мне выскочить из лап ума, возвращаясь в который, я неизменно получал новую серию ударов. Однако и воспоминания скоро закончились, так что пришлось учиться дальше.

Я пытался хитрить, пытался игнорировать, пытался бороться, пока наконец не научился смиряться. Для этого мне пришлось перешагнуть через страх смерти, через физическое ощущение паники, через невозможность дышать и глотать слюну, через разламывающуюся от перенапряжения голову.

В конце концов я принял происходящее. Я готов был провести в дзендо целую вечность и умереть, если потребуется. Поэтому меня не взволновали неожиданные отмены перерывов, превративших и без того суровое испытание в настоящий марафон на выживание. Иной раз, когда монах снова наседал на меня, мной овладевало некое злобное злорадство. Я почти кричал ему в лицо: «Убей меня, ну же! Мне всё равно! Я или пройду испытание, или решу свой коэн, или сдохну!»

Когда же вдруг возвращались мысли и панические настроения, я поднимал сложенные ладони кверху в жесте, обозначающем: «Мне требуется помощь!»

И монах незамедлительно возникал за моей спиной снова.

Потому что гладиолус

Необходимо устранить требование логичности своего поведения, так как это требование может служить препятствием к более гармоничному существованию. Наше существо обладает своей логикой, набором причин и следствий, зачастую не совпадающих с рациональной трактовкой нашего ума.

В действительности, наши цели не обязаны быть логичными. Их вовсе не обязательно встраивать в рациональное здание внешней логики. Например, мне постоянно, практически через раз, сообщают при знакомстве, что я зря учу испанский. Ведь в этом нет никакого смысла: он не является языком международного общения, а все испаноязычные страны бедные, поэтому переезжать туда не имеет смысла.

Поддавшись подобной логике, мне пришлось бы отказаться от изучения языка. Однако я этого не сделал. Почему? Да просто потому, что мне нравится. От звучания испанских слов у меня приятно резонирует что-то в мозгу и просыпается любовь к жизни. Определённо, моё существо, моё подсознание не соглашается с предложенной ему общепринятой рациональной трактовкой целесообразности.

В действительности, большинство рациональных требований не выдерживают критики. Требование чётко знать наперёд свои цели, иметь долгосрочный многолетний план действий. Всё это разбивается в один прекрасный момент о суровые рифы действительности, оставляя человека скорбеть на руинах. Очень часто значительная глава нашей жизни начинается именно с импульса, с желания заняться чем-то, чему мы не можем найти рационального объяснения.

Поэтому рациональность нужно уметь отодвинуть. Заметив нелогичное желание — выполнить его и посмотреть, что получится. Без всяких на то причин. Потому что потому. Потому что я так сказал. Потому что хочу. Потому что могу. Потому что гладиолус.

20131007-172636.jpg

Вдруг друг

Как-то раз меня спросили, как мне в моём возрасте (sic!) удаётся заводить новых друзей. Не знаю. Наверное, всё-таки что-то в этой жизни мне удаётся сделать правильно.

Violet

Ты вела меня какими-то узкими переулками, держась поодаль от основных улиц, явно не желая афишировать наше знакомство. Ты шла впереди, я — чуть поодаль, пока наконец мы не вышли к твоему подъезду и не юркнули внутрь. Поднялись по неизменно крутой лестнице и оказались в твоём жилище. Зажёгся свет. Довольно уютно. Я прошёл в кухню и остановился напротив стены с фотографиями. Мне ужасно понравилась эта идея. Там были яркие цветные моменты, полные счастья и радости. Вся стена словно дышала жизнью и оптимизмом. Подумалось, что надо бы самому непременно сделать что-то подобное. Но ты вдруг засмущалась, взяла меня за руку и потащила в другую комнату. Скорее всего, какие-то из моментов не предназначались для моего взора точно так же, как и я не предназначался для чужих глаз. Никто ничего не должен знать.

Мы пробирались по узкому коридору к двери, и мой глаз цеплялся за какие-то вешалки, стопки книг, элементы одежды. Однако когда мы вошли, я невольно замер. «Ого!» — сказал я в искреннем восхищении. «Я знаю, я знаю!» — протараторила ты — «Я всё сделала совершенно неправильно! Мне просто очень, очень, невыносимо хотелось что-то изменить! Вот я и пошла в магазин, купила краски, взяла кисть и... Господи, я до сих пор не знаю, как я буду объяснять это своей лэнд леди!»

Я же смотрел, обуянный немым восторгом, на этот дикий взрыв цвета в изголовье твоей кровати. Никогда бы не подумал, что этого можно стыдиться. Мне безумно нравилось это хаотичное нагромождение широких мазков, производящее впечатление неоднородной фактуры и какого-то особенного объёма. Быть может, фиолетовых, а быть может, синих, подкрашенных тёплым светом светильников.

Завтрак будет лучше чем вчера

День начинается с того, что я подхожу к плите в скверном расположении духа и думаю, чем бы мне хотелось себя накормить. По ходу дела всплывают пара-тройка идей, которые с негодованием отметаются. Устал от жареного мяса, не хочу риса, хочется чего-то полегче и посвежее. Яйца пашот? Да, пожалуй. Какой-нибудь салатик… желательно не слишком овощной. Салат из перца и фасоли? Звучит неплохо. А к нему ещё бутер с паштетом, кофе и будет то, что доктор прописал.

Когда блюдо появляется на столе, настроение моё меняется на радостно-оптимистичное, сам не знаю почему.

20130913-153739.jpg