What was the sky LIKE when you were young?

Я не хочу веселиться на новый год. Мне не хочется никакой особенной радости. Мне не хочется безудержного веселья. Сюрпризов. Неожиданностей. Удивительных ощущений. Я хочу, чтобы меня отпустило это щемящее чувство ожидания никогда не сбывающегося чуда, принуждения себя к этому переживанию и той боли, которое раз за разом вызывает разочарование. Я не хочу играть никакой роли, не хочу никому подыгрывать, опасаться нарушить негласный договор о поддержании этой иллюзии свершающегося самого по себе волшебства. Я знаю, что такое чудо, и самая его суть несовместима со словом «ждать». Я хочу продлить чувство спокойной уравновешенности, свежести и ясности и позволить всему происходящему купаться в его прозрачной чистоте и освобождающей бесконечности. Я хочу, чтобы всё, к чему до сих пор прилипает моё сознание отпустило меня, оставив место для реализации своих собственных желаний. Пусть же всё происходящее произойдёт в пространстве чистого осознавания и ясного света, пусть хватит сил отвязываться и возвращаться в его всепроникающее всеобъемлющее всевмещающее всеничего. Пусть хватает сил оставаться больше своих желаний, видеть их причины и следствия, позволять себе идти по своему собственному пути и развязать наконец этот узел страдания у самого себя и, по возможности, помочь другим чувствующим существам. Пусть небо никогда не принимает себя за облака, дым и туман, оставаясь соединяющим всё на свете вместилищем и домом всего, что когда-либо происходило, происходит или же только собирается произойти. Пусть не затмевается никогда чувство соединённости и сострадания всем живым существам, не сужается до реакции на сиюминутную манифестацию сформировавшегося в бесконечном стремлении жить и выжить конкретного сознания, пусть же получится видеть всё многообразие мира в его великом, ничем не ограниченном свечении совершенства. Пусть же получается, овлёкшись, без промедления находить обратную дорогу к тому, что всегда было, есть и будет рядом. Тому, что любит, сострадает, понимает, обнимает и позволяет случиться всему, что бы ни оказалось в пространстве его всезаполняющего сияния.