Впечатления о Штатах. Часть 2. Снова дети, Франкфурт и приседающий автобус

Любите внуков — они отомстят вашим детям

Перелёт из Минска во Франкфурт занимает часа два времени. Заскучать мне в эти два часа не удалось ни на минутку. Мои компаньоны развлекали меня и, я подозреваю, себя в том числе, постоянно что-то спрашивая, рассказывая, чем-нибудь шурудя. Я узнал название деревни, в которой то ли живут, то ли любят отдыхать ребята, узнал о том, что они тоже летят в Америку, в Калифорнию. Также узнал и то, что летят они на ПМЖ (что, тем не менее, не мешало им одновременно с этим приглашать меня в гости в свою деревню). Между делом мы перекусили, попутно восторгаясь бесплатностью еды и напитков. Хотя старший на момент посерьёзнел и сказал, что при такой стоимости билета еда, вероятно, не такая уж и бесплатная. Парень определённо смышлён. Пару раз подошли родители — поинтересоваться, как у нас дела. Честно говоря, мне показалось, что переживали они, скорее, за меня. К этой мысли меня подтолкнула еще и фраза папы ребятишек: «Если что, вы им скажите, что папе пожалуетесь. Тогда они, скорее всего, присмиреют».

Два часа пролетели абсолютно незаметно. У меня даже не возникло мысли воспользоваться плеером. Интуиция мне подсказывала, что спокойно послушать его мне всё равно не удастся. Изредка мне удавалось взглянуть на вид из окна — белоснежная равнина из мягких, словно плюшевых, на вид облаков, ослепительное солнце… Но тут же моё внимание переключалось на вещи, понятное дело, намного более важные, чем любование видами. У нас падали тапки, развязывались, завязывались и не завязывались шнурки, мы ходили по своим разным делам, исключительно при этом протискиваясь между мной и креслом, без попыток попросить меня освободить немного пространства для прохода, звали стюардесс с напитками. В общем, нам определённо было чем заняться.

Но как ни жаль, всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Так, заканчивался и наш перелёт Минск-Франкфурт. Старший из ребят спросил меня, как я думаю, будут ли у нас места рядом во время следующего перелёта. Проглотив улыбку, пришлось усомниться. Всё же другой самолёт, другое расположение мест. На это он подумал, и выдал: «Да, ну уж как получится, так получится. Но я почему-то думаю, что мы будем лететь вместе». Его оптимизма я, по понятным причинам, не разделял. Всё же два часа — это одно, а десять часов непрерывного курса «молодого отца» — это для меня уже перебор.

Тем временем мы заходили на посадку, и я (предварительно пристегнув моих непоседливых попутчиков) приготовился к первому в моей жизни приземлению. Как выяснилось, и тут нет ничего страшного. Ощущение постоянного падения, но не во всю скорость, а как будто тебя что-то легонько придерживает. Заложенные уши, разворот на посадку… Нет, определенно — ничего страшного. Тут в окошке показался Франкфурт. Почему-то дневной Франкфурт меня не особенно впечатлил. До тех пор, пока я не стал понимать, что всё, над чем мы сейчас летим — это аэропорт. В голове что-то щёлкнуло, и она в срочном порядке стала «нормализовать» масштабные коэффициенты, отодвигая «большой» Минск-2 куда-то далеко-далеко, попутно резервируя место для промежуточных значений. Мысли постепенно стали перенастраиваться на предстоящие дела, вспоминались различные советы и рекомендации. Что делать, нужно ли забирать багаж и всё в этом духе. Очень хотелось вспомнить номер следующего гейта, но так и не получилось, а вставать с мест уже очень не рекомендовалось.

За этими размышлениями мы и приземлились. Посадка — небольшой толчок, и мы уже катимся по посадочной полосе. Без лишнего шума, пыли и, разумеется, аплодисментов. Почему-то я был уверен, что всякую удачную посадку принято встречать аплодисментами. Ну нет, так нет — не очень-то и хотелось, минус один повод для сарказма. Разобрав сумки, мы двинулись к выходу. С попутчиками моими мы особо не прощались — а зачем, они же были уверены, что мы еще встретимся, и вскоре мы потеряли друг друга из виду. Повинуясь полученным до полёта инструкциям, я проследовал со всеми из самолёта в автобус. Я так думаю, что я догадался бы и без подсказок — идти больше было решительно некуда.

Автобус по виду напоминал новый МАЗ, ничего сверхъестественного. Разве что… Разве что, закрыв двери, он неторопливо приподнялся, как наседка с яиц, и поехал. Удивился, впрочем, не я один. Я осторожно покрутил головой, как бы невзначай окидывая взором салон. Кто-то с видом знатока жестами объяснял природу явления спутнице, кто-то старательно делал вид, что ничего не происходит (забыв при этом убрать удивленное выражение глаз и придать им привычную форму), большинство же проигнорировало сей факт. Значит, в порядке вещей. Так и запишем. Приехав на место назначения, автобус снова присел и открыл двери. Теперь я обратил внимание на то, что ступенек в автобусе нет, и его пол находится ровно на одной линии с тротуаром. Но как они это сделали??

Размышлять, впрочем, было некогда — мне еще предстояло не заблудиться во втором по числу пассажиров аэропорту Европы, пройти контроль безопасности и отыскать свой гейт. И то, что у меня на это было полтора часа, не означало для меня ровным счётом ничего, ибо много это или мало для такого огромного аэропорта — я не знал.

Продолжение следует….

Впечатления о Штатах. Часть 2. Снова дети, Франкфурт и приседающий автобус: 8 комментариев

  1. yingsung

    У меня есть подозрение, что аплодисменты при приземлении — чисто американская черта. Причем, хлопают обычно при долгих перелетах. Если рейс длится часов 6, то хлопать в конце будут обязательно. Возможно, разрядка такая.

  2. frasl

    Кстати, когда возвращались — посадка в Минск-2 тянула на хороший аттракцион — вираж с прибранным газом и креном минимум 60, на небольшой высоте — наблюдаешь стремительно несущийся под крылом лес.

    Не знаю, с чем такой непассажирский трюк был связан, но нам понравилось :-)

  3. frasl

    (задумчиво) значит _твой_ бундес никого не бомбил до начала карьеры в пассажирских перевозках :-)