Крайне игольные ушки

Психология не в состоянии освободить человека от иллюзий, она сама является собранием иллюзий человека относительно природы сознания. Психологические практики могут служить лишь утилитарным вспомогательным целям.

Эмоции ничего не означают, кроме самих себя. Чувства ничего не означают, кроме чувств. Ни чувства, ни эмоции не влияют непосредственно на мотивацию. Связь эмоция—действие — это выученная стратегия. Доказательством этому служит наличие вариативности стратегий реакции (страх — freeze, fight, flight и т.д.) с одной стороны, и отсутствие даже элементарных стратегий питания у слепоглухонемых детей (пустота).

Генетическая природа архетипов — иллюзия, возможна только культурная передача. Присутствие схожих архетипов в не связанных культурах говорит лишь о неточности нашего знания о кросс-культурных взаимодействиях.

Мир идеального не существует в отрыве от человеческого сознания и является его производной.

С другой стороны, пренебрежение чувствами и эмоциями — ошибка. Ведь это единственное, что есть у человека, кроме пустого сознания. Это — мир человека. Небо и земля человека. Вселенная и Бог человека.

Эго нельзя устранить совсем, но можно сделать его податливым и пластичным, способным принимать любую форму по необходимости. Это и называется существованием «безэгоистичного эго» или же «я без я».

Отношения — это акт совместного мифотворчества, называемый некоторыми «присвоением проекций». Формирование разделяемой (совместной) версии субъективной реальности.

От эмоций нельзя избавиться сдерживанием, только последовательным воспитанием, образованием и укреплением сердца, интеграцией умственного и чувственного.

Мир животного без ума — слеп, мир ума без животного (чувственного) — лишён реальности.

Отказ от чувств — это отказ от реальности.

Ум учит ум, животное учит животное.
Обычный ум не видит второго процесса, отсюда растут ноги у представления о «произвольности» возникновения того или иного знания.