Time Warp Holland. Сумбурный отчёт

Итак, пробный запуск одного из популярнейших эвентов в гостевом формате состоялся. Получилось всё, на мой взгляд, очень неплохо. Впрочем, по ряду обстоятельств мне сложно оценить всё мероприятие целиком. Во-первых, из-за своих дел я немного припозднился и появился в клубе только около четырёх утра. Во-вторых, шёл я по большому счёту исключительно на Гарнье. Так вышло, что я уже был на его выступлении в Германии, но на тот момент был совершенно к нему не готов. Я не знал, кто это, успел смертельно устать к началу его сета, а потом и вовсе отправился спать в комнату отдыха. Уже потом, позже я прочитал его (в соавторстве с журналистом Давидом Брен-Ламбером) «Электрошок», прослушал массу треков и сетов, проникся творчеством. Так что на этот раз я решил исправить положение и послушать наконец выступление одного из известнейших деятелей техно-мира вживую.

Time Warp Holland. Индустриальный клуб Maassilo, переделанный из молотильной фабрики. Танцполы располагаются в бывших цехах — больших закрытых пространствах. Не облагороженный серый бетон с причудливыми выступами на потолке, колонны, стойки из стеклянных бутылок, ржавые бочки для мусора посреди танцпола. Узкие переходы между залами. Один из которых — на десятом этаже (его я, правда, так и не нашёл). Публика — вполне приличная (правда, к четырём утра аудитория всегда как правило самая приятная). Хотя того всеобщего воодушевления, которое царило на «родном» Time Warp, я не заметил. Особенного интернационала тоже не чувствовалось. Обычная голландская тусовка.

Лоран. До этой поры я больше знал его как автора музыки и совсем не знал как диджея. Впрочем, The Man With The Red Face и Crispy Bacon и без того стали моими любимыми треками. Но диджей — это не просто автор микса, это и не автор трека. Это творец настроения на танцполе. И здесь Гарнье на высоте. Заводя, разжигая, дразня. Доводя танцпол до точки кипения. Держа в напряжении. Подталкивая вперёд, снова и снова. Потом — спад, отдых. Успокоение, расслабление. Время восстановить силы, собраться с духом и эмоциями. И снова — наращивать темп, поднимать температуру движения клабберов. Наблюдая за действиями Гарнье я понял, что видел уже много диджеев, которые не смотрят на танцпол вообще. Что там происходит, их не волнует. А ведь это совершенно другое впечатление — когда ты видишь, что диджей сканирует настроение зала, изредка ловишь его взгляд — понимаешь, что это уже личный контакт. Что это сделано — для тебя, для вас.

И потому можно простить неизбежные и обязательные хулиганства Гарнье, которыми он уже заработал себе определённую репутацию. Иногда он начинает ставить невообразимые вещи. Из другого века, другого направления. Издеваться над треками, сбивать ритм, «убивать» драйв танцпола. Забавно наблюдать за растерянными лицами клабберов, которые вообще не понимают, что происходит. В один из таких моментов один из них сказал мне — пойдём на другой танцпол, там классный сет, а это — он махнул рукой в сторону пульта — отстой полный. Я смеясь пытался рассказать ему, что это делаетcя специально, и меня забавляет за этим наблюдать. Кажется, он меня не понял. Впрочем, сам я через какое-то время тоже пошёл по другим залам, в ожидании когда Гарнье наконец угомонится. Мне вспомнилось, что в каком-то из интервью я читал, что для этого он и совершает свои дурачества. Чтобы публика не шла безумно на раскрученное имя, а посещала и другие танцполы, где играет множество хороших диджеев.

Некоммерческое, несерьёзное отношение к своей фигуре подкупает. Любовь к музыке и публике — покоряет. В этот раз Лоран затянул выступление более, чем на два часа. И не прекратил бы играть, пока публика не устала бы звать его на бис, если бы не вмешалась охрана. Сначала секьюрити пыталась вытеснить танцующих из зала, но её было слишком мало; поэтому когда цепочка становилась слишком широкой, клабберы снова заполняли танцпол. Выражая тем самым свою преданность техно-движению и одному из самых искренних его активистов. И никакие санкции, штрафы и последствия не должны вас заботить. Музыка будет играть до тех пор, пока включён пульт.