Впечатления о Штатах. Часть 7. Чикаго или Хождения по мукам

Раз, два, три четыре! Раз, два, три, четыре!
м/ф «Масленица»

Вид ночного Чикаго впечатлил, похоже, не меня одного. Пара американцев, у которых я одалживал ручку, тоже восхищались вовсю. При этом кто-то из них заметил, что ночной Нью-Йорк ещё интереснее. Что ж, если представится такой случай — я не против проверить. Люди вовсю глазели в окна, редкие пассажиры остались безучастными к картине за бортом. Я подумал было, что заслонил собою весь обзор, но, бросив беглый взгляд на свою соседку, вспомнил, что ей эти пейзажи совершенно не интересны.

Посадка была мягкой — лёгкий толчок, и наш самолёт уже скользит по взлётной полосе. Я немного взбодрился, хотя усталость продолжала давать о себе знать. К нам обратился командир экипажа, сообщил об успешной посадке, ещё раз извинился за задержку, сообщил что все рейсы уведомлены о нашем опоздании, пожелал удачного пути от всего экипажа, люфтганзы и звёздного альянса. Какое-то время мы ещё выжидали, пока освободится нужный терминал, так как в графике произошли некоторые изменения.

Наконец мы прибыли к своему терминалу, какое-то ещё время подождали, пока выгрузится первый и бизнес-классы, и в конце концов потихоньку стали двигаться к выходу. Я проверил, всё ли захватил с собой, особенно меня интересовали заполненные иммиграционная форма и таможенная декларация. Сумку с личными вещами, впрочем, тоже хотелось довезти. Хотя из-за усталости накатывала какая-то апатия, и себя приходилось буквально подталкивать к каким бы то ни было действиям.

В самолёте после посадки царил хаос. Брошенные полотенца, пледы, кое где газеты, журналы — всё это было разбросано в художественном беспорядке по всему салону. Казалось, что здесь пронёсся небольшой ураган. В этот раз по дороге к выходу нам довелось проходить через отсек бизнес-класса. Кресла тут стояли чуть подальше друг от друга, каждое кресло было оснащено выдвижным телевизором, больше поверхностным взглядом отличий заметно не было. Беспорядок здесь царил точно такой же, как и в «экономе».

Спустившись на землю, я решил не терять времени и сразу принялся искать взглядом нужные указатели. Впрочем, поначалу никаких особых «развилок» по пути не встречалось — все пути вели к иммиграционной службе. Внутреннее оформление аэропорта я практически не запомнил, то ли из-за спешки, то ли из-за своего состояния. Кажется, что смотреть там было особенно не на что. Какие-то широкие, очень длинные, коридоры, «траволаторы», время от времени (для оживления картины) — полицейские. Конец одного из таких коридоров оказался перегорожен «офицерами», для проверки документов и какой-нибудь безопасности. Впрочем, перегорожен он был чисто номинально — «офицеры» просто выстроили спешащих пассажиров в две очереди, а по бокам коридора поставили пару охранников — для убедительности.

Очередь двигалась довольно живо, пока «офицер» не остановил какого-то паренька и не стал его расспрашивать о целях его визита, и пр. и пр. В общем, стал проверять. Парень, похоже, летел в Штаты работать по студенческой программе, чем же конкретно он приглянулся проверяющему — не знаю. Я стал лениво собирать в кучку разные английские фразы, которыми хотел в случае чего передать цель своего визита, вспоминать адрес, по которому я собираюсь остановиться, и всё в таком духе. Заодно я начал коситься на соседнюю очередь, которая тем временем продолжала в хорошем темпе продвигаться вперёд. Но, к счастью, наш «офицер» перепоручил паренька какому-то своему помощнику, и мы сдвинулись с мёртвой точки. Ко мне и моим документам никаких претензий не было, и я скоренько зашагал дальше.

Коридоры, коридоры, повороты, указатели… Наконец я вышел к чему-то, что слегка напоминало «стеклянный лабиринт». К многочисленным входам в который стояли очереди из желающих почувствовать себя подопытной крыской. Подошла моя очередь, офицер приглашающе махнул мне рукой из стеклянной кабинки. Взяв мои документы, он спросил меня о цели моего визита в США (хотя эта самая цель была напечатана в самой визе), я ответил. Офицер снял отпечатки моих пальцев, попросил взглянуть в объектив камеры, затем что-то оторвал от какой-то формы, корешок влепил мне в паспорт, отдал документы и пожелал приятной дороги. Собственно говоря, с этого момента я был «в Штатах», то есть меня официально впустили в страну и разрешили заниматься делами, по которым, собственно говоря, я сюда и прилетел.

Радоваться, однако, совсем не оставалось сил — очень хотелось добраться до последней пересадки, а иногда даже приходила мысль попросить кого-нибудь погрузить меня в самолёт, если я вдруг ненароком где-нибудь усну. Борясь с малодушными побуждениями я кое как нашел свой багаж, затем, спустя какое-то время, наконец вышел в зал регистрации своего терминала и обомлел… Нет, ничего, если подумать, страшного не было. Просто я до этого момента ни разу в своей жизни не видел в одном месте столько негров чернокожих людей. А одна из этих людей ещё и сурово на меня кричит на непонятном языке и машет рукой. Отогнав морок и сконцентрировавшись, я понял, что говорит она всё-таки по-английски, сообщает она мне номер моего ресепшена, а рукой показывает направление. Был бы на мне галстук, я бы непременно его ослабил.

Проследовав в указанном направлении, я немного растерялся. Дело в том, что мне где-то нужно было повторно сдать свой багаж. Слева стояли люди и что-то оплачивали, надпись над ними мне тоже немногим помогла. Указатель же мой показывал на проход справа. Что ж, меня учили доверять указателям. Однако что-то явно не вкладывалось в привычную схему. Чем дальше я шёл, тем лучше я понимал своим измученным мозгом, что багаж сдают не здесь, здесь сдаются сами, целиком и с ручною кладью. Тем не менее сил уже не оставалось, да и очередь как раз подошла, и я водрузил обе сумки на транспортёр, а также куртку и обувь. За терминалом сидели две чернокожие тётеньки и громко гоготали. Я ждал что будет дальше. Дело в том, что по новым правилам на борт запрещалось брать любые жидкости и гели, в багаже же у меня как раз была бутылка белорусского бальзама в подарок, который меня слёзно просили передать, и дезодорант.

В какой-то момент мне показалось, что всё странным образом обошлось. Но тут одна из тётенек издала что-то наподобие победного клича, и указала на мою «багажную» сумку. «Здесь жидкость!» — неожиданно суровым голосом сообщиала она. Проверяющий меня офицер принялся распаковывать мой багаж, предварительно уточнив где конкретно что было обнаружено. Достав из сумки старательно завёрнутый из предосторожности в несколько пакетов бальзам, он попытался его распаковать. О, моя мама умеет упаковывать вещи! Это я помнил ещё по детским спортивным лагерям, когда в одну сумку удавалось утрамбовать столько вещей, что иным &lquo;челнокам&rquo; и не снилось. Этот же подарок был оформлен особенно тщательно, потому как тресни бутылка — на содержимом всей сумки можно было смело ставить крест. Белорусский бальзам, как я думаю, славится именно этим своим качеством (ведь не вкусом же, в самом деле). В общем, я даже немного оживился и с некоторым интересом стал наблюдать за действиями офицера. С верхним слоем он справился довольно легко, снял резинку, снял внешний пакет, но не тут-то было. Вместо бутылки обнаружился лишь ещё один пакет, ещё более тщательно облегающий содержимое. Попытавшись найти край, за который можно было бы потянуть «завязку», он с пол-минуты скользил пальцами по пакету в районе горлышка бутылки, после чего окончательно потерял терпение, отставил бутылку в сторону, сделал глубокий вдох и спросил: «Что это? Вино? Что ЭТО?». В ответ я объяснил ему, что это крепкий спиртной напиток, в подарок. Выслушав меня, офицер сообщил (с некоторым, как мне показалось, злорадством), что если я выброшу дезодорант и ЭТО, то я могу подниматься на борт. Пришлось объяснять, что ЭТО я ни в коем случае выбросить не могу, потому что он даже представить себе не может, ЧТО со мной сделают, если я не передам моему брату ЭТОТ подарок любимой тёщи. И вообще, сюда я попал случайно, что мне нужно где-то сдать багаж, и я не знаю где… В результате мне вернули все мои вещи, и отправили за дальнейшими инструкциями куда-то «туда».

«Там» меня направили «к ним», «те» ещё куда-то отправили. Придя в указанное место, я вздрогнул — на меня всё так же сурово кричала чернокожая тётушка и махала рукой, снова отправляя меня в тот самый ресепшн. Так я сделал полный круг. Решив не испытывать больше судьбу, я объяснил свою ситуацию наиболее интеллигентно выглядящему чернокожему сотруднику, который, к моей радости, вошёл в положение, сказал, что мне нужно торопиться, иначе я могу не успеть на свой рейс, провёл меня напрямую к пункту погрузки багажа, где мою злополучную сумку поставили на траспортёр вне очереди. Потом он спросил, знаю ли я, что мне делать дальше. Я ответил, что знаю, поблагодарил его и побежал к своим знакомым на пункте проверки. Пройдя в очередной раз сканер, через какое-то время я наконец добрался до своего гейта и бухнулся в кресло зала ожидания. Оставалось совсем чуть-чуть, короткий перелёт до Сиэтла.

Продолжение следует…

Впечатления о Штатах. Часть 7. Чикаго или Хождения по мукам: 14 комментариев

  1. yingsung

    Кстати, бальзама этого у меня уже, наверное, бутылок пять. И все продолжают прибывать :)))

  2. yingsung

    Нет. Люфтганза — немецкая. Австрийские авиалинии — это, насколько я помню, отдельная компания.

  3. yingsung

    Нет, в этот раз ко мне приехала литровая бутылка Метаксы. И теперь у меня дома дожидаются своей участи:

    — Метакса

    — Курвуазье

    — Реми Мартин

    — Молдавский коньяк

    Но эти я, думаю, выпью быстрее бальзама :)

  4. frasl

    У бизнес-класса, имхо, главный плюс — там можно практически лечь, чего никак нельзя в экономе.

  5. yingsung

    Не-а. Просто сам я себе коньяки редко покупаю. А тут вдруг скопилось :)

  6. yingsung

    Еще шмотку можно в шкаф повесить, а не запихивать с багажом. И наливают, насколько я помню, по первому требованию.

  7. nikavera

    Как же у тебя там все сложно было!!! Сплошные пересадки. Ужас...

    Вот чем мне нравится твой стиль, это всякими фразочками типа «для проверки документов и какой-нибудь безопасности» :D

    И вот неужели у них так работает система безопасности, что ты просто объяснил что-то «наиболее интеллигентно выглядящему чернокожему сотруднику» и твою жидкость так просто пропустили без лишних разговоров? Хваленая система безопасности! Так любой террорист может сделать второй круг, грамотно объяснить и успеть на свой «последний» рейс.

  8. voivoi

    Видимо, я не очень-то походил на террориста. С красными глазами, небритой физиономией, взлохмаченный и помятый. А русский террорист должен быть чист, выбрит, и в свежем белье :-)

    Если серьёзно — то жидкости в багаж сдавать было можно, это на борт с ними подниматься нельзя. Но вообще говоря да, вторично багаж пошёл, по-моему, без должной проверки. Хотя кто их знает — может у них там ещё где-нибудь сканер дальше был :-)