Щи

Из всех супов я больше всего люблю щи из свежей капусты. Обожаю щи. Поэтому я научился их готовить.

20131217-162712.jpg

Такой день

Это был потрясающий день рождения. Замечательный тем, что я давно себя так хорошо не чувствовал. Хотя, в принципе, на нём не происходило ровным счётом ничего, что можно было бы назвать сверхординарным. Я просто пригласил своих друзей, мы с ними вместе готовили всякие штуки, которые то получались, то не получались, болтали, пили сангрию и глинтвейн. Однако именно этой простотой мне не удавалось по разным причинам наслаждаться когда-то. В действительности, у меня был тысяча и один повод заколбаситься, однако же я не стал этого делать.

И поэтому вечером я чувствовал себя урчащим всеми своими урчалками котом.
Мрррррр.

P.S. У меня просто потрясающие друзья, и я всех их очень мр ^___^

Always be yourself. Unless you can be a dancer, always be a dancer

Танец... Что же такого происходит в танце, что я начинаю чувствовать себя настолько свободно? Конечно, танца самого по себе недостаточно. Есть некоторые секреты, с помощью которых можно добраться до этого опыта. Танцпол вообще многому меня научил. Это чувственная вселенная, разворачивающая перед тобой всю твою жизнь, как она есть.

Именно на танцполе я впервые понял, насколько я завишу от взглядов других и научился от них защищаться. Пока твой собственный огонь не успел разгореться достаточно, глаза другого могут уловить тебя в сети исполнения ожиданий. Поэтому я начал закрывать глаза, слушать музыку и ощущать своё тело. Собственное удовольствие складывается именно из совпадения движения с желанием.

Тогда что-то внутри начинает вспыхивать, гореть всё ярче и ярче, наполнять тебя энергией, вознося в невидимые ранее небеса свободы и раскрепощённости. Ох, до чего нравится мне такое состояние. В таком танце можно прожить всё, можно выбросить из себя всё ненужное, можно реализовать всю свою мощь, всю гибкость, всю замысловатость, всю страсть.

Я никогда не умел танцевать. В смысле, никогда этому не учился профессионально (пара случайных уроков не в счёт). Однако же танец мой привлекает к себе внимание, и порою не самых простых людей. Секрет же в том, чтобы разрешить себе не обращать внимания на чужие ожидания вообще. Разрешить себе двигаться только исходя из своего желания, иначе не утолить этой жажды. Иначе не разольётся по всему телу всепроникающее тепло и не наполнит его бесконечной пластичностью.

Танец стал моим ключом к очень глубоким и интимным вещам, к искренним проявлениям моей жизненной энергии. Это всегда субъективное переживание, это что-то вроде активно переживаемой мечты, эмоциональной партитуры, микродрамы, обладающее невероятной плотностью и насыщенностью и приводящее к потрясающему состоянию очищенности и свежести, сколь терапевтическому, столь и временному.

Каждый раз я учусь там чему-то новому. Сначала самому чувству свободы и наполненности энергией. Потом — умению его сохранять и накапливать. И вот в последний раз я научился спокойно принимать его исход.

Всё в жизни временно. Чтобы нечто началось, непременно требуется, чтобы что-то закончилось. Принимая, понимаешь.

Угол острый, боль тупая

Впрочем, деликатность моя не распространяется на ситуации, которые я считаю для себя решёнными. Тогда я в какой-то момент легко могу стать весьма деспотичным. Были в моей жизни и моменты, когда мне доводилось заходить слишком далеко, а потом успокаивать бьющееся в нервной дрожи тельце, ничего при этом не понимая. Впрочем, иногда действительно очень сложно понять. Хотя мне, наверное, стоило бы уже и привыкнуть к тому, что по какой-то причине мне достаются весьма непростые женщины, так что обнаружение какой-нибудь из древних мин в действительности лишь вопрос времени. Честно говоря, сам я до сих пор убеждён, что не травмированных женщин и нет вовсе, и только эксперты в этой области сообщают мне о моей неправоте.

Однако важно не то, что бахнуло, потому как неминуемо бахнет, и всегда бахает, сильнее или слабее. Важно то, что будет после этого. Хватит ли сил разобраться, прожить и признать возникающие эмоции. В действительности, зачастую от нас требуется оно лишь принятие, способность не обидеться, элементарно остаться рядом.

Мне это хорошо знакомо, потому как сам я (как мне открылось недавно) именно так проверяю потенциальных партнёров на прочность. Иногда я обрушиваюсь на них со всей своей силой, злобой и несправедливостью, на которые только способен. Я прогоняю их, хотя молю в действительности: «Не уходи! Останься! Мне нужно, чтобы ты меня приняла со всем моим безумием. Если ты уйдёшь сейчас, я не смогу на тебя положиться».

Но я становлюсь всё сильнее, и эта стратегия имеет всё меньше шансов на успех.
Впрочем, кажется, я всё же одновременно мягчею, лишаюсь острых своих углов вместе с выносом ненужной мне мебели.

О некоторых тонкостях ровных мест

Ты написала мне перед отъездом. Как бы невзначай сказала, что захотела вдруг перекинуться парой слов перед практикой, а затем вспомнила, что не ответила на какой-то мой давний вопрос, и решила исправиться. Пожелала всего наилучшего, написала ещё несколько ничего не значащих фраз. Потом на своей страничке ты напишешь, что каждый раз испытываешь сильнейшее сопротивление перед практикой. О, я могу тебе понять! Ни одно живое существо не согласится добровольно быть поставленым в такие условия. Поэтому, конечно же, я сочувствую тебе. Наверное, по этой причине ты и вспомнила обо мне в подобный момент. Впрочем, быть может, есть и другое объяснение. Часто меня подводит избыточное чувство такта, особенно когда люди не считывают моих намёков, поэтому некоторые мои вопросы так и остаются без ответа.

Деликатность моя достигает таких пределов, что я до сих пор не знаю имени девушки, с которой дружу, потому что она попросила меня его не спрашивать. Контроль же своих действий у меня настолько развит, что я могу совладать с желанием, находясь в постели с симпатичной мне обнажённой женщиной, если что-то не впишется в мои установки. Лишь единожды я поддался своему желанию вопреки всем своим барьерам, и это была настоящая коррида. Полтора часа изматывающего петтинга, раскалённых добела нервов, заигрываний, безумного, опьяняющего желания и, главное, данного мне Самого Важного Обещания всё же хватило, чтобы снести наконец пару-тройку социальных барьеров, нарушение лишь одного из которых ещё совсем недавно каралось смертной казнью.

Мне потребовалось нечто, очень смахивающее на некую форму безумия, чтобы только сделать наконец то, что мне хочется.

Режем и строгаем

Поскольку последняя тортилья у меня не получилась (развалилась), а повторять в ближайшее время не хочется (переел), то я пока что накапливаю знания и учусь всяким разным полезным навыкам, вроде использования комбайна для сверхбыстрой нарезки салатов. Прёт меня при этом неимоверно.

Любое блюдо становится привлекательнее, если уделить ему чуточку больше внимания. Например, добавить немного цвета с помощью петрушки или же чили. Чуть изменить вкус с помощью мяты. Подразнить рецепторы копчёным беконом.

20131113-180955.jpg

Нарушая чудовищность снов реальности

Самое интересное происходит тогда, когда ты закрываешь за собой дверь. В задумчивости ты поднимаешь глаза и вдруг видишь эти взгляды. Пока ты проходил рядом, много, много раз курсировал мимо, погружённый в свои мысли, ты никогда не подозревал, что их столько и что смотрят они именно так. И вот сейчас ты стоишь на пороге, а все эти взгляды устремлены к тебе одному и словно стремятся пробуравить тебя насквозь. В них читается столько противоречия, столько разнообразных эмоций одновременно, что это не может не удивлять. Наверное, будь ты хоть сколько-нибудь похож на опустившегося неудачника, нарисованного обезопашивающим себя сознанием, эмоция была бы более однозначной. Однако же нет. Ты красив, ухожен, хорошо одет. Более того, ты доволен собой, хотя и немного озадачен очередной внешаблонной ситуацией. И вот ты видишь эту смесь презрения, восхищения и зависти. Это длится буквально мгновение, затем ты поднял бы воротник своего пальто, если бы оно у тебя было, и растворился в тумане. Но ты просто отводишь взгляд и, будто ни в чём не бывало, спускаешься вниз по улице.

Хруст неба

«Когда вы оказываетесь в критическом умственном состоянии, самое главное — это исчерпать все свои силы в „поисках“, что означает сосредоточить всю энергию в одной точке и посмотреть, как далеко вы можете продвинуться в этой рукопашной схватке.

Решаете ли вы сложную философскую проблему, математическую задачу, изобретаете средство избавления от тяжёлых условий или ищете выход из совершенно безнадёжного положения, ваш эмпирический ум, выражаясь языком психологии, достигает своего энергетического предела, но когда вы идёте за этот предел, открывается новый источник энергии в той или иной форме.

В физическом аспекте человек, к своему удивлению, обнаруживает в себе чрезвычайную силу или выносливость; в моральном — солдат на поле битвы часто проявляет большое мужество, совершая героические поступки; в умственном философ, если он действительно великий, находит путь к истине; в религиозном — мы имеем такие духовные феномены, как обращение, послушание, исправление и спасение для христиан, и сатори, просветление, интуицию, параврити и т.п. для буддистов.

Все эти различные виды феноменов объяснимы, насколько их может объяснить психология, одним и тем же законом: накопление, созревание и взрыв. Но религиозное переживание отличается тем, что оно захватывает всё существо человека, оно влияет на саму основу его характера».

Д.Т. Судзуки, «Введение в дзэн-буддизм».

Печёные овощи с травами (репа, тыква, картошка, морковка)

Репа. Сегодня я купил репу. Затем я сделал с репой вот это.

20131103-202931.jpg

Кому интересно, могу рассказать, как. Я решил выкладывать рецептики вне зависимости от степени совершенства полученного результата. А не то мои читатели так и умрут голодными.

Читать далее

Никто не забыт или тыквенное пюре

А из останков тыквенного человека можно приготовить, например, пюре. Готовится элементарно: режем тыкву кубиками (без шкуры), варим в чуть подсоленой воде минут десять, сливаем воду, досаливаем, перчим, мнём вилкой, сыпем чуток петрушки, наслаждаемся красочной вегетарианской закуской.

20131030-232111.jpg

Мысль как приглашение

В действительности мысль зачастую не несёт ценности сама по себе, но лишь является приглашением к внутреннему диалогу. Мысль — как торчащая из земли головка земляного червя — только обозначает более глубокую потребность в тематической рефлексии. Поэтому не нужно рассчитывать, что простое созерцание торчащих тут и там головок наполнит банку наживкой. Нужно хвататься за неё и тянуть, любым доступным способом. Даже коротенькая заметка на тему может запустить процесс более глубокого осмысления и принесёт чувственный результат, который только и влияет существенным образом на нашу жизнь.

Океан невинности

Иногда случайная фраза может стать источником большого инсайта. Так, читая книгу Эпштейна, я зацепился умом за термин «нарушенная невинность» и спустя какое-то время вдруг начал отчётливо видеть её. Это поразительное открытие, прочно скрытое за ощущением привычности, данности. Действительно, всё, что бы я ни делал, сопровождает это ощущение тотальной собственной невинности, и каждое неприятное событие воспринимается как что-то внешнее, нехорошее, зло, нарушающее эту самую невинность, вызывающее чувство несправедливости и обиды. Даже если источником всех неприятностей объективно являлся я сам, это чувство оставалось непоколебимым. Одно дело говорить об этом, и совершенно другое — ухватить ощущение внутренней своей интуитивной хваткой, суметь задержать его в соединении пространства чувственного и рационального. Только тогда это знание даёт толчок к трансформации.

Пока что я не знаю, что именно несёт это знание. Но я знаю, что оно будет зреть и развиваться, повсеместно прорастая во все аспекты моей жизнедеятельности. Пока в очередной раз не окажется, что я уже не такой, как прежде.

Хард про

Начинающий психолог объективен, умеет контейнировать эмоции, не подвластен переносам, осознаёт своё и чужое несовершенство, свободен от предположений и стереотипов. Матёрый психолог — не пиздит.

Забота

Самое поразительное, что всё это время я ощущал постоянное чувство защищённости, упорядоченности, непрекращающейся заботы о себе. Несмотря на град ударов, составлявший большую часть дневных мероприятий, меня не оставляло чувство справедливости происходящего. Странно, но в этом действии было гораздо больше тепла, чем во всём нашем расчудесном семействе. Даже на мгновение у меня не возникло мысли, что целью подобной практики является издевательство надо мной лично. Продуманность и забота ощущались в каждом элементе процесса, в каждой его детали. В том, что и как говорил танто, отвечая на вопросы, в скорости, с которой он нёсся со своей палкой к каждому, сложившему над головой руки, в его таком же охрипшем голосе. Когда под конец сессина удары переставали действовать, он больше полагался на крик, он безумно стучал в пол, тряс тебя, выкрикивал какие-то фразы поддержки. Часто я слышал за своей спиной хлёсткие звуки ударов, и, случайно повернувшись однажды, краем глаза увидел, как танто хлещет палкой себя по бедру. Позже мне рассказали, что всё выданное практикующим количество ударов танто должен нанести и себе. Не знаю, впрочем, насколько это соответствует действительности.

Дела

Некоторое неудобство работы в общественных местах заключается в том, что в один прекрасный момент твой любимый офис может закрыться, скажем, на сан. день.

20131028-123414.jpg

Что готовить

Мне кажется очень важным для начала научиться готовить те блюда, которые нравятся именно вам. Например, я наибольшее удовольствие испытываю от разнообразных закусок, особенно в стиле испанских тапасов, поэтому я начал учиться готовить именно их. Нет ничего более волшебного (ну или почти ничего), чем самому приготовить блюдо, которое до этого ты мог отведать только в кафе или ресторане. Это чудесное, ни с чем несравнимое чувство, я настойчиво рекомендую каждому из вас с ним познакомиться.

Tapas