Голографическое "У" » Archive by category "зарисовки" (Page 3)

Классики

Нарисованные мелом на асфальте клетки — ещё не игра. Нужны как минимум двое, знающих правила. По сути, в физическом мире игры не существует, она есть только в уме. В одном уме, в другом уме, в третьем. Если там правил нет, происходящее кажется диким и неестественным. Двое прыгают из одной клетки в другую, потом чему-то радуются, от чего-то огорчаются. Раз клетка, два клетка, три клетка. Обрадовался, огорчился. Двое прыгающих психов со стороны, логичные и азартные игроки изнутри.

Успешные бизнесмены.
Примерные родители.
Секс-гиганты.
Освободители планеты.
Улучшатели мира.
Защитники обездоленных.
Политики.
Эскаписты.
Нон-конформисты.
Религиозные деятели.
Да хрен знает кто ещё.

Все прыгают и прыгают.
До самой смерти.

Огненной девочке

А ещё хочу поздравить с этим прекрасным весенним праздником одну единственную и неповторимую девушку, которая не перестаёт меня удивлять и порою даже озадачивать. Девушке необычайной, особенной красоты и обладающей поразительной жизнерадостностью и глубокой внутренней силой, которая заставляет её мерцать тем самым светом, который невольно испускают все драгоценности этого мира.

Пусть всегда течёт этот свет, пусть становится всё сильнее и увереннее, продолжая освещать твой путь и манить к себе самых взыскательных искателей. Пусть всё сбывается и будет сила и мудрость радоваться этому. Ты — украшение мира, и я искренне желаю тебе найти своё место в его короне.

Целую тебя,
Твой К.

Сказка

Однажды волшебница влюбилась. Как-то вот не досмотрела и... На тебе. Вздыхания на подоконнике, томные вечера, лирические письма. Ах! Но потом, — ведь надо же такому случиться, — её избранник умер. Ох, что тогда было!.. Как?! Не может быть! Такого просто не бывает с волшебницами! Почему сейчас?! Почему он?! Почему со мной?! Совсем заболела волшебница... Ходила из угла в угол, ломая руки и рыдая навзрыд, пока хватало слёз. А потом просто сидела и жгла волшебные свечи, вспоминая лицо любимого. И становилось ей от этого всё тоскливее и тоскливее, а образ виделся всё прекраснее и прекраснее. Невыносимо было смотреть на эти видения, и тогда она вскакивала, начинала метаться по комнате, швырять вещи и крушить всё, что попадалось на её пути. Снова успокаивалась и маячила неслышной тенью по коридорам, или же сидела, сгорбившись, на какой-нибудь ступеньке.

Как-то раз, в один из очередных приступов, в полном и абсолютном беспамятстве забрела волшебница в сферу выполнения желаний. И ничего не было в её душе, кроме этого бесконечно, невыносимо прекрасного образа и жажды его. Растворилась тогда волшебница и больше никогда не появлялась в этом свете. А где-то в мире в это время родился прекрасный человек-цветок, которому ничего кроме него самого на всём белом свете было не нужно.

Nothing is something worth doing © Shpongle

Одним из самых потрясающих ощущений, которые мне доводилось переживать когда-либо, стало глубочайшее расслабление, наступившее после полного принятия права окружающего тебя мира проявлять себя так, как ему заблагорассудится. Понимание этого факта на словах и глубокое осознание оказались совершенно разными. В момент понимания ты ощущаешь, что даже в самом глубоком расслаблении находишься в состоянии постоянной готовности — сортировать, выносить суждения, отрицать или принимать. Мы готовимся улыбнуться, нахмуриться, повести бровью, наморщить нос или стиснуть зубы. Мы отрицаем то, что произошло, ищем оправдания, трактовки, гневаемся, злимся или же наоборот, демонстрируем своё расположение произошедшему. Любое неприятие или ожидание события сопровождается внутренним напряжением, не замечаемым, но постоянно присутствующим неосознанно.

Состояние полного расслабления же оказывается качественно иным состоянием, высвобождающим необычайно много энергии, возвращающим тебя в естественное состояние созерцания и внутренней гармонии. Всё, что происходит, имеет на это право, и тебе не обязательно вмешиваться. Любые слова и действия не обязаны вызывать твою реакцию, ты сам принимаешь выбор, позволять им это сделать или нет. Мир вокруг и внутри проявляется вне зависимости, нравится тебе это или нет. Солнце светит нам вне зависимости от того, улыбаемся мы ему или хмуримся. Идущий дождь не прекратится от того, что ты наморщишь лоб и сожмёшь губы. Всё, что происходит, может происходить и без твоей оценки. И это знание оказывается настолько светлым и приятным, что ты на мгновение превращаешься в урчащего жмурящегося кота, получающего порцию щедрой ласки. Мрмрмрмрррррррррррррррррррррр...

В этот миг ты понимаешь истинное совершенство мира — его ничем не ограниченную свободу, основанную на способности реализовать абсолютно любую мечту. И как-то очень естественным образом начинаешь его взаимно любить.
Бусь! ^.^

Тетрадка с полями

Занят? Делаешь большое домашнее задание по поиску смысла... Понял, что раньше тобою двигали боль, одиночество и неуверенность? Сейчас боль устранена, одиночество устранено, неуверенность... Неуверенность тоже подрублена, но пока цепляется за жизнь. Старое рухнуло как-то разом, а новое ещё не родилось. Ты вдруг научился летать, но пока тебя скорее беспокоит то, что ты при этом разучился ходить как все. Все ценности, к которым ты был привязан прочными канатами, все правила, все стены и ограничения стали в один момент прозрачными, и ты по привычке начал падать, лишившись этой понятной жёсткости.

Но ведь это тоже привычка. Привычка выбирать направление, когда почва уходит из под ног. Привычка давать направлениям имена... Но что же тогда, всё ушло? Многие иллюзии были так приятны, многие сказки так согревающи... Что же делать теперь, когда ты видишь радужные стены этих пузырей, почему ты так расстроился, когда твой собственный мир потерял эксклюзивность? Не потому ли, что ты не видишь ещё всех возможностей, которые тебе открылись?

Не потому ли, что теперь ты видишь предельно ясно, что нельзя быть свободным и ожидать, что кто-то будет за тебя двигать поршнями? Всё ушло... Так ли это? Прислушайся к себе. Почему ты всё чаще замечаешь эту улыбку на своём лице? Почему ты наполняешься нежностью, когда просто смотришь на мир, такой, какой он есть. Ты ведь заметил уже, как начинают сами вырываться нужные слова, как рождается смех, как ноги сами приходят в нужные места? Ты ведь уже понял, что можно обойтись без всего того, что у тебя было?

Всё, что тебе нужно — это немного потренироваться. Попробуй для начала создать несколько простых вещей. Не слишком много, просто чтобы размяться. Да и особенно не затягивай. Недели на всё про всё тебе с лихвой хватит.

Эти дни

Эти дни, эти дни, эти дни...
Я люблю эти дни.
Дни озарений, дни новой волны,
дни новых игрушек и раковин.
Дни растворения, дни роста,
дни радости.
Дни понимания, дни осознания,
дни прикосновения
к Совершенству.

Злость нужна

Злость нужна. Злость нужна, чтобы не быть жалким. Злость нужна, чтобы восстановить [свои границы]. Злость нужна, чтобы выбросить [из своей головы] проповедников. Злость нужна, [чтобы послать] в пизду всех, кто учит тебя жить. Злость нужна.

Злость нужна, чтобы идти своим путём. Злость нужна, чтобы переступить через миллион [уебанцев]. Злость нужна, чтобы не смяться от чужих ожиданий. Злость нужна, чтобы не принимать [чужие бредни]. Злость нужна, чтобы идти. Злость нужна, чтобы остановиться. Злость нужна.

Злость нужна, чтобы не увязнуть в посредственности. Злость нужна, чтобы не заразиться убожеством. Злость нужна, чтобы гореть ярким пламенем. Злость нужна, чтобы вспомнить [себя]. Злость нужна.

Злость нужна, чтобы [жопа] не слипнулась. Злость нужна, чтобы дёрнуть [себя] за волосы. Злость нужна, чтобы открыть истину. Злость нужна, чтобы [её] удержать. Злость нужна.

Злость нужна, чтобы [не бояться] стать варваром. Злость нужна, чтобы [охотно] быть римлянином. Злость нужна, чтобы любить. Злость нужна, чтобы ненавидеть. Злость нужна.
Злость нужна.
Злость [нужна].

Будь хорошим

Будь хорошим, мой дорогой. Ну как же, хороший. Конечно я знаю, что значит — «хорошим». Будь хорошим — послушай. Будь хорошим — не перебивай. Перебивать не вежливо, мой хороший. Да, мой хороший. Хороший, хороший. Ты мой хороший. Будь хорошим моим, будь хорошим. Будь хорошим, не лезь на мою территорию. Будь хорошим, не трожь то, что принадлежит мне. Ведь я была здесь раньше, мой хороший. Ох, ты мой хороший! Будь хорошим, делай мне подарки. Будь хорошим, дай мне состояние. Будь хорошим, дай мне использовать тебя для утоления своей духовной потребности. Такой хороший... Будь хорошим, побудь грушей, когда мне некуда излить свою злобу. Будь хорошим — побудь жилеткой, когда мне тяжело. Будь хорошим, возьми на себя ответственность. Будь хорошим, не трожь мою совесть — ты делаешь мне больно. Вообще, мой хороший, не делай мне больно. Не говори, что у нас нету денег. Не говори, что тебя могут уволить с работы. Ведь ты мой хороший... Не говори, что я тебе не нужна больше. Не говори, что тебя заебали мои бигуди. Ты хочешь романтики? Нет ничего проще, мой хороший — сделай нам романтику. Сделай такую романтику, чтобы она мне понравилась, мой хороший. Не говори, что ты хочешь тепла. Не говори, что ты хочешь быть слабым. Будь хорошим, мой дорогой, будь сильным. Никаких «иногда». Будь сильным, богатым, надёжным, хорошим. Будь хорошим, мой дорогой, будь хорошим. В несчастьи ли, в радости — будь хорошим. В изменах ли, в безразличии — будь хорошим. Будь хорошим — угадай, чего я от тебя хочу. Будь хорошим — не заставляй меня меняться. Будь хорошим, родной мой, прими меня та-кой ка-кая я-есть Ты будешь хорошим мужем, будешь хорошим отцом, хорошим дедом. Хорошим, хорошим, хорошим. Будь же хорошим. Ах, дорогой мой! Будь же хорошим!

Твоё Имя

Ты стоишь и в глубокой задумчивости смотришь на море в лучах опускающегося солнца. Закрываешь глаза и ощущаешь его сияние, чувствуешь, как внутри что-то радостно вздрагивает, трепещет в нетерпеливом волнении. Восхищённо и немного опасливо, словно сомневаясь в своей готовности. Тогда ты убираешь дрожь и обретаешь твёрдость, превращаясь в хрустальный сосуд. Наблюдаешь, как по стенкам не торопясь начинает струиться густой золотистый свет. Заполняя форму, которую ты так тщательно подбирал всё это время. И капли его густы, удерживать их не так просто. Но ты привыкаешь, и свет, устоявшись, больше не стремится вырваться на свободу, теперь он только придаёт тебе сил. Капля за каплей воссоздавая твой личный символ, рисунок, узор, твоё собственное звучание, твою молитву, твой меч и твою стрелу, соединяющую тебя и твою цель в одном отрезке пути, вписывая тебя в окружающий мир, выделяя тебе место в этом саду и называя тебя по имени.

Теперь всё обретает смысл.

Радио «Голограффити» желает вам приятного вечера и спокойной ночи.

Да

Стоять на берегу, сосредоточенно вглядываясь вдаль, в полосу сгущающегося сумрака — ночь темнее всего за час до рассвета. Стоять и смотреть, без мыслей, слыша лишь плеск волн, вдыхая морскую соль, ощущая кожей прохладный ветерок. Исчезнуть, слиться с миром вокруг — с морем, горами, небом и ветром. Стоять и ждать, зная наверняка. Не звать, не придумывать, просто знать. Что где-то вдали, ещё пока за линией горизонта, несётся огненный шар солнца. Чувствовать его движение — глубоко-глубоко, его тепло, его свет. Оно встанет, снова, обязательно, как делает изо дня в день на протяжении многих веков. Ты знаешь это, ты уверен на все сто процентов. Ты почувствуешь его лучи, увидишь свет даже из-за пелены облаков. И солнце — никогда тебя не подводит.

Ты запомнишь это чувство, оно запишется в самое твоё естество, потому что ты учишь этот стих снова и снова, изо дня в день, открывая глаза и видя солнечный свет. Это чувство пригодится тебе, когда вдруг ты очутишься один на один с собой и не найдя никого вокруг, спросишь у того, что осталось — у своей глубины — будет ли — что-то — дальше? Тогда ты услышишь его и сразу узнаешь, поймёшь.

Да. Солнце снова взойдёт.

Хрупкость

Хрупкость. Дотронулся — и рассыпалось. Поставил на солнце — растаяло. Впустил сквозняк — разметало. Вроде было, но где теперь? И не уберечь, не защитить, не предотвратить. И не знаешь — когда, и не знаешь — кого. Хрупко и тонко, ломко, сыпуче. И мир праху, и земля пухом. И хорошо — когда всё сделано. И здорово, когда всё сказано. Когда любой момент — полный. Когда цвета — ярки. Когда ароматы — сильны. Когда чувства — пьянящи. Когда радость — от каждого мига. Когда любой момент — новый. Любая встреча — интрига. Подарок — всегда неожиданность. Поцелуи — свежи. Объятия — душевны. Идёшь — вперёд, пусть даже возвращаясь назад. Когда жизнью — доволен, когда любой момент — строишь. Когда за бортом горечь, когда нет места — обидам. И лень — забытое слово. Усталость — совсем не помнишь. Ведь столько всего ещё сделать. Ведь ты — никогда не знаешь…

Доброго вам вечера, дорогие друзья. Берегите себя и своих близких.

Эврика!

До меня наконец дошло то, что должно было стать очевидным уже давно. Что пряталось где-то внутри, шептало в уши, рвалось на поверхность смутными неуверенными догадками. И что сейчас кажется таким простым и понятным, что совершенно не ясно, как можно было так долго (так долго!) игнорировать это чувство. Хочется лишь рассмеяться, потому что я много раз произносил это имя вслух, но никак, никак не мог осознать своей связи с этим словом. И для этого нужно было много-много раз оставаться одному и смотреть куда-то за горизонт, просыпаться летними ночами и завороженно смотреть на огни города, бродить по улицам и забираться в отдалённую глушь, встречать рассветы и растворяться в закатах. Всматриваться в лица, заводить знакомства, встречаться и расставаться, читать и долго-долго раздумывать, примерять на себя мировоззрения и отвергать их из-за глубокой внутренней несовместимости с ними, с каждым разом впрочем приближаясь к тому, что действительно важно. Пока наконец не рождается понимание. Чистым незамутнённым отражением в кристальной прозрачности и спокойствии утренней водной глади. И ты понимаешь, что как белый свет распадается на спектр, так и свет ясный распадается на аватары, и Бодхичарья (уж простите за терминологию) — не единственная из них. Этот тот кирпичик, которого не хватало в этом паззле мировоззрения, тот пропущенный элемент, без которого картинке не хватало смысла. Чёткое, ясное понимание, что среди множества океанов:

мудрости, знания, сострадания,

Мой,
Личный,
Собственный,
Родственный —
Это есть
Океан Красоты

Океан Красоты

Кислородный коктейль

Помнится, в детстве нас регулярно выводили на мероприятие под названием «кислородный коктейль». Что представляет из себя этот феномен с научно-медицинской точки зрения объяснить не берусь, выглядело же это как хлопья довольно плотной пены, наливаемой из специального шланга в местной поликлинике (в порядке живой очереди, разумеется). Пену эту нужно было есть ложкой, на вкус она отдавала каким-то сладковатым сиропом и таяла во рту почище того безе. Одним из побочных эффектов потребления сих альтернативно-экзотичных коктейлей было значительное увеличение средней продолжительности и частоты отрыжки у не слишком дисциплинированных учеников, что превращало наш немногочисленный отряд в сборище Бартов Симпсонов и даже в большей степени Ральфов Виггумов. Отличная была штука!

Кислородный коктейль

The Second Person

This is you. This is a picture of you falling. Конечно же, порядок должен быть именно таким, ведь тогда-то всё и начинается по-настоящему. Только приняв, ощутив её присутствие, перестаёшь откладывать, писать черновик. This is how you collapse. Когда понимаешь, что второго шанса — не будет, что бояться — глупо, бояться — бесмысленно. Страх — то, что мешает вкусить в полной мере всё то, что нам дано. И то, к чему мы потом так отчаянно стремимся, прокручивая хотя бы в последние отведенные нам секунды картину нашей жизни, тщетно пытаясь удержать на мгновение ту встречу, те глаза, тот поцелуй, то событие. Танцоры на сцене падают в замедленном действии: безвольное тело обрушивается на колени, затем на руки, плечи, последней со стуком опускается голова. Только потом, только после этого возможно чистое восприятие счастья — детского, непосредственного, искреннего. This is a picture of you feeling the joy.

В какой-то момент я отчётливо осознал, что не боюсь. Страха не было, ни при перелётах, ни в опасных ситуациях, ни при риске. Когда это произошло? Ведь должен же быть какой-то момент, должны же быть какие-то «до» и «после», какое-то ощущение, инсайт. И я нашёл. This is a picture of you reaching your back.

Читать далее

Странное чувство

— Проснись! — кричала мне фотография на своём языке. И всё внутри меня вторило ей, тянулось, стремилось, но было непонятно — куда нужно идти, в каком направлении и есть ли вообще хоть какое-то направление. Ужасно, нестерпимо хотелось проснуться, до жара, до горячки, до беспамятства, но было совершенно неясно, как, как это сделать, как можно проснуться, если ты не можешь отличить реальность от сна, если с каждым пробуждением ты снова ощущаешь её — незримую радужную границу, и ты скребёшься в неё, отслаиваешь, снимаешь плёнку за плёнкой с того, что казалось тебе цельным и монолитным, единым и неделимым. Когда любое движение лишь множит количество иллюзий, отпочковывает мыльные пузыри снов, издевательски обнажая новые прозрачные стены, стоит лишь протянуть руку в строну чего-то за пределами привычных «потому что», дойти до конца причинно-следственной цепочки и, не удержавшись, снова спросить — «зачем? почему? почему — так?».

Вчера, возвращаясь домой с голландского, меня вдруг накрыло удивительным ощущением. В какой-то момент что-то переключилось внутри и мир вокруг стал казаться реальным, существующим на самом деле. Его можно было ощутить, увидеть, обонять. Он перестал быть похожим на безличную картинку на экране, а люди перестали быть статистами. С ними можно было заговорить, кого-то хотелось обнять, а кому-то врезать по морде. Воздух был тёплым, солнце — приятно грело кожу, женщины — стали притягательными, мужчины — могли стать друзьями или врагами. В этом мире были страсть и нежность, любовь и ненависть. Были сила и слабость, поцелуи и привкус крови во рту, были переполняющая радость и острая боль сломанных рёбер, вспышки счастья и боль расставаний. И я мог выбирать свой путь, мог выбирать, кем я хочу стать и что я хочу делать, с кем хочу дружить, с кем — спать, кого отталкивать, выбирать из моря возможностей, делать шаг в нужном мне и только мне направлении.

Читать далее

Моя жизнь

— Надо бы знать, чего ты хочешь
Надо бы знать, чего ты хочешь
Double Je

Моя жизнь — это не прекращающийся круговорот событий. Она энергична, насыщена и бесконечно интересна, в ней изящно сочетаются строгость делового мира и романтика. Она полна любви, красоты, уверенности и постоянно присутствующей умеренной радости. Я много путешествую, общаюсь с известными людьми: фотографами, художниками, писателями, другими незаурядными личностями. Я нахожусь в постоянном потоке творчества, моё существо бурлит новыми идеями и проектами. Тело дышит энергией, силой и здоровьем, в глазах читается смесь озорства, решительности, цепкой внимательности и таинственной, интригующей глубины. Лицо же словно находится в постоянной готовности рассмеяться радостным и заразительно искренним смехом, от чего ямочки на моих щеках укореняются навечно. Когда меня спрашивают об их происхождении, я люблю рассказывать о том, что начал улыбаться необычайно рано, удивляя сиделок и родственников. Глубина же появилась чуть позже, после головокружительного погружения в свой внутренний мир и знакомства с необъятностью и красотой личной вселенной. Успех и энергичность — по обретении призвания: манящей и невероятно магнетической цели, для достижения которой хочется выложиться без остатка, что никогда не получается в полной мере, потому как мир вокруг необычайно щедро вознаграждает тебя за старания.

Мне приходит множество писем от благодарных читателей, слушателей, зрителей, чья жизнь стала в той или иной мере светлее, глубже, интереснее. Я читаю их во время отдыха, не переставая удивляться разнообразию человеческих судеб и влиянию, которое может оказать случайная (или же не случайная) искра; слово, идея, движение, образ. В который раз уже я ощущаю чувство благодарности в отношении происходящего в этом мире; чувство любви ко всему живому, впервые познанное много лет назад, и давно уже ставшее неотъемлемой частью моей жизни.

Я бесконечно люблю свою семью, моих обожаемых жену и детей, многочисленных родственников и искренних друзей, преданных компаньонов и приятелей. Я благодарен этой жизни за всё и продолжаю любить её так же пылко и горячо, как и много лет назад, принимая каждый новый рассвет с радостью, нежностью и трепетом юнца, впервые одаренного потоком бескорыстной и щедрой ласки глубоко и навечно влюблённого в него существа.

Привал

Ты стоишь на другом берегу — там, вдалеке, едва различимым силуэтом на фоне закатного солнца. Отсюда ты кажешься крохотной точкой, но я знаю, что ты смотришь на меня и улыбаешься, ждёшь. Мне нравится твоя улыбка, и я всегда улыбаюсь тебе в ответ. Иногда — лишь одними глазами, иногда — уголками губ. Ты смеёшься, подшучиваешь надо мной, дразнишь. Я вижу твоё лицо в отражениях, бликах, угадываю твоё дыхание в шелесте волн, в прикосновении ветра. Иногда ты вдруг появляешься среди толпы, иногда прижимаешься ко мне чужими губами, вспыхиваешь искорками в их глазах. Но меня не так просто провести, один раз тебе уже удалось меня одурачить. Чего мне стоило понять тогда, что это не ты. Но именно там и начался мой путь, теперь же я играю в эту игру с удовольствием.

Я немного устал — многое успел сделать, многое ещё впереди. Сейчас я усну, и твои пальцы привычно коснутся моего лица: тонкие и нежные. Твоя улыбка проникнет в мой самый глубокий сон и будет согревать его, наполняя силами для следующего дня. Пока наконец я не проснусь и не продолжу идти к тебе: мостами и переправами, странами и континентами, словами и договорами, знаниями и ошибками. Самолётами и перегонами, ударами в спину и нервными срывами, взлётами и падениями. Дрожью в руках и непоколебимой уверенностью, крепостью хватки и цепкой выносливостью, безумием и мудростью, иллюзиями и прозорливостью. Ощущая, как тело наполняется силой, душа — красотой и спокойствием; как каждый шаг отзывается удовлетворением и радостью человека, идущего по своему пути.

Сокровищница

Это так красиво, что завораживает. Момент, когда в глубине чужих глаз ты замечаешь едва уловимое движение. Словно поднимается какая-то завеса и взору предстаёт истинное, сокровенное. Это момент преображения, искренности и естественности. Будто неизвестно откуда взявшийся свет озаряет все её черты, наполняя их особенной привлекательностью. Это момент, когда все защиты отброшены, когда есть только доверие и открытость. Свет, временно покинувший своё убежище, чтобы познакомиться с тобой поближе, почувствовав, что ему ничего не угрожает. Я храню эти моменты бережно, трепетно, касаясь их в своей памяти лишь тогда, когда реальность вокруг неожиданно выцветает и блекнет. Тогда я словно погружаюсь в другой мир, опускаюсь на запредельную глубину, полную первозданной тишины и спокойствия. Мир, в котором не существует ничего кроме этих глаз, ощущения близости совершенно иного уровня и чувства необоримой уверенности в истинности устройства самого мироздания. Силы, которая и движет меня по этой земле.