Архив рубрики: зелёный чай

Гумус

Иногда мне думается, что самый эффективный способ найти чьё-либо призвание — это засыпать человека дерьмом. Направление, в котором он начнёт двигаться инстинктивно и будет наиболее вероятной областью его реализации. Чем меньше у человека времени на размышления, тем меньше у него шансов навставлять самому себе палки в колёса. Реализация — одна из глубочайших потребностей, не воплотив которую не обретается удовлетворение от жизни. Если отбросить абстрактные рассуждения, мы можем увидеть, что у человека есть два фундаментальных состояния: бытия (включённости) и не-бытия (апатии). Состояние же бытия складывается из выполнения собственных желаний, удовлетворения, которую можно высказать фразой: «Всё правильно сделал». Теории, религии и мораль при этом могут не иметь абсолютно никакого значения.

Right here, right now

Я доволен временем, в котором живу. Мне нравится, что я могу сесть на самолёт и через пару часов оказаться в другой стране. Мне нравится, что мой выбор профессии не зависит от сословности. Мне нравится, что я могу постоянно поддерживать связь с людьми, живущими на противоположной стороне земного шара. Мне нравится, что я не обязан мучить себя классической музыкой. Мне чертовски приятно, что ни одна скотина не может монополизировать мнение о том, что является искусством. Меня радует то, насколько полезными и умными становятся мои гаджеты. А уж как я радуюсь тому, что они становятся ещё и красивыми! Мне нравится, что я могу одеться так, как захочу. Здорово, что никто не может заковать тебя в костюмное рабство. У меня есть краски, чтобы рисовать. У меня есть холсты. У меня есть бумага. Ручки, чернила, карандаши. Фотоаппарат. У меня есть компьютер, интернет, блог, новостные сайты, чаты, форумы.

Я доволен своей внешностью. Мне необычайно повезло со способностями. Моё тело здорово, за исключением пары мелочей, которым нужно просто уделить немного внимания. И хорошо, что я могу определить, всё ли со мной в порядке. Очень неплохо знать, что многие из возможных проблем сейчас решаются. Я доволен своим умом — он достаточно остёр и шустр для большинства стоящих передо мной задач. Мне нравится моя чувствительность — благодаря ей я могу испытывать необычайно глубокие и насыщенные переживания. Мне нравится и то, что я умею облекать их в слова, я обожаю чувство работы, которое возникает во время творения. Мне нравится то, что ничто не мешает мне наслаждаться жизнью. У меня есть друзья, у меня есть природа, у меня есть родители, у меня есть женщины, секс, у меня есть виски, есть джаз, есть хаус, есть минимал. У меня есть интернет-радио, которое транслирует то, что мне нравится (какой же всё-таки кайф в том, чтобы не шерстить коротковолновый диапазон в попытках найти что-нибудь, что можно было бы слушать).

Я рад тому, что смог раскопать в себе эти чувства. Я рад тому, что обрёл надёжный фундамент для работы с собственным сознанием. Я искренне благодарен буддистам, благодаря знанию которых, собственно, и начал что-то понимать и уметь. Если бы мне вдруг пришлось забыть всё, что я знал до этого и оставить только понимание чего-нибудь одного, я бы оставил себе понимание Пустоты. Потому что на этой основе можно в принципе создать (воссоздать) что угодно :)

И до чего же, насколько же необычайно, вселенски, универсально охуительно, что при всём при этом мне нет ещё даже тридцатника! :)

Олимпийские виды спорта

Это чем-то напоминает кёрлинг. Ты толкаешь этот увесистый блестящий камень в выбранном направлении, а затем начинаешь старательно обрабатывать перед ним поверхность, уменьшая трение и облегчая скольжение по пути. Ты представляешь себе, что нужно сделать, встречаешься со страхом, неуверенностью, унынием или сомнением. Однако ты не поворачиваешь назад, а удерживаешь это чувство цепкими лапками внимания. Ты начинаешь аккуратно расспрашивать себя, не напирая, не унижая и не оценивая.

Ты просто спрашиваешь — чего я боюсь? И слушаешь то, что начинает ворочаться внутри, прислушиваться к рывкам, сопротивлению, капризничанию, обидам, всхлипам и другим, поначалу не слишком хорошо заметным, ощущениям. Потом ты начинаешь беседу. Доверительно, осторожно, аккуратно начинаешь разбирать ситуацию, погружаться в неё, переживать (видеть, чувствовать, слышать) решение, убеждать. Тогда понемногу уменьшается дрожь, по чуть-чуть нарастает уверенность, открывается новая связь, новая возможность, новый навык. Ты продвинулся ещё на миллиметр (сантиметр, метр, километр?).

Потом ты задаёшь следующий вопрос. Проводишь следующую беседу, вновь согреваешь, успокаиваешь, разъясняешь. Терпеливо, понимающе, ненавязчиво. Так исчезает ещё один тёмный угол. Развязывается ещё один узел. Стирается ещё один маленький бугорок, устраняется досадная шероховатость. Теперь ты можешь свободно двигаться по новому пути, тебе открылась ещё одна область, новая степень свободы.

Всё, что тебе остаётся теперь — это только скользить. А если перестаёт скользиться — ты уже знаешь, что делать.

Погружаясь в облака

Почему-то люди расстраиваются, когда узнают, что у чуда бывают причины. Люди огорчаются, когда узнают, что у искренности могут быть объяснения. Люди оскорбляются, услышав об истоках и устройстве своих чувств. «Мне хочется думать, что это не только гормоны». «Если ты знаешь, за что любишь — значит это не любовь». «Любовь божественна, её невозможно объяснить». Люди ведут себя так, как будто знание механизма действия обесценивает чувство. Но ведь чувство остаётся прежним — в чём же проблема? Почему нельзя наслаждаться любовью, зная, что приятные ощущения в этот миг ты испытываешь благодаря гормонам? Ведь мы, казалось бы, уже давно должны бы принять тот простой факт, что все мы состоим из мяса. Что всё, что есть в этой жизни хорошего, мы получаем благодаря телу, с его непосредственной помощью. Почему же нас так раздражает знание механизмов этого чуда? Ведь оно не становится от этого менее удивительным.

Наоборот, мне кажется, когда узнаёшь, насколько сложно и замысловато устроен твой собственный организм, невольно проникаешься трепетом и благодарностью за то, что этот уникальный и фантастический процесс принёс тебя в этот мир и наградил всем тем, что у тебя есть. А есть не так уж и мало. Есть возможность видеть, различать цвета, воспринимать форму, оценивать расстояние. Есть возможность слышать, определять тональности, улавливать темп, воспринимать эмоциональную окраску голоса. Есть возможность чувствовать равновесие, отличать своё тело от окружающей среды, от других тел, взаимодействовать с ними. Есть возможность ощущать тепло или прохладу. Мы можем ощущать прикосновения, касания, покусывания. Мы разбираем сухое и влажное, твёрдое и мягкое, прозрачное и матовое. Есть и другие способности, которые мы чаще всего не замечаем, потому что крепко-накрепко привыкли к их существованию. И чем больше мы будем узнавать о своём теле, тем о больших сокровищах нам станет известно. Сокровищах, принадлежащих нам по праву рождения.

Я не понимаю необходимости покидать этот мир или использовать его исключительно для подготовки к какому бы то ни было будущему существованию. Мне кажется совершенно очевидным, что человеческое тело и ум — это богатства, не пользоваться или отвергать которые было бы непростительной глупостью. Ведь освобождение от них так или иначе придёт, так зачем торопиться? Мне кажется несусветной нелепостью все идеи о том, что этот мир представляет собой испытание или чистилище, равно как и заявления о том, что цель человеческого существования сводится к развлечению или к подпитке любого из возможных богов. Ведь если присмотреться, можно заметить, что мир выдал каждому из нас всё необходимое для того, чтобы быть счастливым. Но он также и дал полную свободу выбора реальности, которую мы пожелаем создать в своём сознании.

Пожелание долгих лет жизни Его Святейшеству, Далай-ламе XIV

Читая о шумихе вокруг семнадцатого Кармапы вдруг понял, что Далай-лама XIV уйдёт. И, совершенно неожиданно для себя, необычайно из-за этого расстроился. Вдруг оказалось, что этот человек, существуя где-то на периферии сознания, эпизодически появляясь то здесь, то там, занимает в моём сердце далеко не последнее место. Да что там говорить — это человек, которого я совершенно искренне люблю. Даже сложно сказать навскидку, за что. Быть может, потому, что он — это одна из великих Мам этого мира, и всё, что он делает, сквозит этой самой безусловной и бесконечной теплотой и любовью, которую буддисты называют состраданием. А может быть, тому виной его сердечная человечность, так поразившая меня во время прошлогодней лекции в Амстердаме. Именно тогда оказалось, что мои представления о буддизме полны предрассудков и ложных стереотипов. Увиденный в глазах «великого и ужасного, всепросветлённейшего» буддиста слёзы при встрече с близким другом произвели эффект, который вряд ли смогла бы донести до меня на тот момент любая, пусть даже самая мудрая, книга.

Возможно, дело ещё и в тех открытости и простоте, с которыми он рассказывал об испытаниях своего не самого простого, полного муштры и строгих наставлений, детства. В его добродушном смехе при пересказе своих проделок, вроде сбегания из-под непрерывной опеки монашеского наставничества домой, к маме, или желания тайком полакомиться запретными, но такими вкусными, яйцами. Все эти истории дали мне что-то намного более важное, чем простое знакомство с очередной философской системой. Ключом к тому, как сохранить и совместить это знание с живой человечностью, открытостью и радостью в отношении окружающего мира. Мне нравится думать, что приснившиеся мне накануне встречи лучи действительно были теми самыми «лучами направляющей мудрости» Авалокитешвары, инкарнацией которого и считаются все Далай-ламы. Ведь приятно понимать, что такое знакомство при жизни значительно облегчит навигацию там, за гранью человеческого существования :) Пусть даже пока я и не определился, насколько серьёзно стоит относиться к этой части учения.

Конечно же, моя печаль возникла в ответ на узнавание своего собственного одиночества и некоторой жизненной недолюбленности. Конечно же, жалость эта относилась в первую очередь ко мне самому. Сейчас мне легко в этом сознаваться, потому что совершенно недавно я осознал одну крайне важную вещь. Человеческая способность к эмпатии, наша способность любить и сострадать другому живому существу, целиком и полностью базируется на нашей способности любить и согревать самое себя. Безусловная, материнская, бережная любовь к себе оказывается неотделимой от благожелательного отношения к другим. Когда ты видишь в своём ближнем существо той же самой природы, точно так же, как и ты, стремящееся к счастью и пытающееся избежать страданий, в тебе естественным образом начинает проявляться чувство сердечной теплоты, соединённости, нераздельности всех живых существ, принятия его как равного, близкого, родственного.

Мысль эта, конечно же, не нова, всё это я в полном объёме читал ещё на первом курсе университета, но... Каким же непростым и извилистым получился путь к действительному пониманию этой необычайно простой в своей сути истины...

P.S. Мне хотелось бы ещё как-нибудь встретиться с Его Святейшеством лично, хотя я и совершенно не представляю, о чём бы на данный момент я мог с ним поговорить. Ведь непременно хочется спросить что-то такое, на что бы я не смог найти ответа самостоятельно... Но в любом случае это один из тех людей, которых я готов с радостью поблагодарить просто за то, что они есть.

Проявление мира с применением активных сред

Гулял на днях по городу, в какой-то момент свернул с привычного маршрута и вновь удивился, насколько же я ничего здесь не знаю. Небольшое изменение в пути, и тут же начинаются новые для меня места. Новые улицы, новые парки, новые кафе. Я вдруг понял, что мой прежний мир состоял исключительно из мест, в которых я бывал, соединённых маршрутами, которыми мне приходилось перемещаться. Карты как таковой не было вовсе, было только множество исследованных территорий и соединений между ними. Информация о том, как они друг с другом соотносятся практически отсутствовала, поэтому время от времени случались неожиданные прозрения в духе: «Ба, так это же совсем рядом!» Общая тревожность и недоверие миру не позволяли заглянуть в окружающее пространство, которое несло в себе неясную угрозу и враждебность. Казалось, стоит только сделать шаг в сторону, как может произойти что-то страшное.

Сейчас же, гуляя по залитым мягким вечерним июньским солнцем неожиданно пустынным для пятничного вечера улицам практически в первый раз со времени своего возвращения в Беларусь пожалел, что не захватил с собой фотоаппарат. С улыбкой подумалось о том, каким же в таких обстоятельствах было геройством покинуть свою страну... Как же нужно было себя накрутить, чтобы ситуация переезда стала казаться менее непереносимой, чем жизнь на Родине. Но что поделать — другой стратегии на тот момент у меня не было.

Сейчас вспоминаю, через какой же стресс мне пришлось пройти тогда, сначала во время своей самой первой поездки в Штаты на собеседование в Майкрософт, потом в московский офис Гугла, а потом так и вовсе — капитальный переезд в Голландию. Сколько было нервов, сколько стрёма, паники, постоянных волнений, попыток заболеть в ответственные моменты, падений с гриппом, высоченной температурой, отчаянных зубрёжек и злости на себя за неспособность взять ситуацию под контроль, успокоиться хоть немного. И вместе с тем я шёл, я покупал билеты, оформлял нужные бумаги, ставил какие-то печати, делал переводы, заверял их, писал и переписывал свои сиви, сидел как мог над книгами, учил язык, зарабатывал деньги, — всё это в состоянии перманентного беспокойства, подавленного страха и неуверенности. Не говоря уже о том, что было дальше.

Думаю обо всём этом и искренне удивляюсь тому, как мне удалось пройти всё это. Ведь для этого, как ни крути, требуются изрядная воля, настойчивость, выносливость, сила в конце концов. Я же всегда (улыбаюсь), считал себя слабым. Просто потому, что мне было страшно, потому, что «не мог совладать с собой». Точно так же я никогда не гордился тем, что бросил курить в виду того, что бывали моменты, когда я был на грани, практически готов положить сигарету в рот и чиркнуть спичкой, потому что ужасно, невыносимо хотелось затянуться, снова договориться как-нибудь со своей совестью и отодвинуть эту пытку куда-нибудь подальше.

Сейчас я уже понимаю, что силён. Сейчас я уже вполне прочувствовал на своём собственном опыте истинность фразы о том, что сила — не в том, чтобы ничего никогда не бояться, но в том, чтобы уметь идти вперёд вместе со всеми своими страхами и опасениями, договариваясь с ними, взаимодействуя и сотрудничая, уговаривая, успокаивая, понимая, оберегая и согревая самого себя.

Тогда постепенно, понемногу, по чуть-чуть и начинает рождаться в сознании карта. Карта нового мира.

Фух

Пока меня немного штырит. Бросает из крайности в крайность, состояние блаженство может в момент смениться дикой усталостью или страхом. Пока не получается направлять себя мягко, без рывков, без насилия над собой. Пока заносит, разворачивает или вдруг ни с того ни сего глохнет. С другой стороны, иногда получается более менее сознательно выходить из напряжённого состояния в расслабленность и покой, и это придаёт уверенности в том, что это возможно. Это так же означает и то, что начало получаться то, что раньше было мне недоступно. Капля по капле накапливаются изменения, собирается информация о навыках, выстраиваются всевозможные балансы. Конечно, проще было бы «сдаться» учителям, быть может, так было бы даже правильно, но... Не хочется. Я сам. Я сам, сукины дети. Я сам.

Но за книжки спасибо :]

Рыба-кит

Вода падает в рот кашалота. Вода несёт кашалоту солнце и звёзды. Вода несёт кашалоту небо и облака. Чем больше проходит сквозь пасть кашалота, тем быстрее он плывёт.

Закончились мои годичные каникулы и вода активно полилась на мельницу. Так интересно наблюдать, как отрабатывает новое восприятие. Интересно находить практическое применение своему духовному опыту. Интересно ощущать эту гибкость и пластичность сознания, интересно принимать новое без страха, интересно само-успокаиваться, отстраняться от тревожных состояний, мягко направлять ум в нужное русло. Интересно ловить приливы блаженства на пустом, казалось бы, месте. Интересно находить приятное в простых до примитивности вещах, таких например, как тепло твоих собственных рук.

Эта новообретённая возможность делать любое переживание прозрачным, ясным и лёгким творит чудеса. Теперь я уверен в действенности методов, которыми пользуюсь. Теперь у меня есть проверенные, надёжные средства. И их так не терпится применить ко всему, что осталось! :] :] :]

Лейся, лейся, лейся вода! Кашалот хочет больше!

Хочется жить долго и счастливо :-}

Во мне что-то зреет, какой-то оптимизм и уверенность в том, что всё будет хорошо. Постепенно собираются воедино кусочки паззла, раскладываются покадрово клипы идеального, пространство между кадрами заполняется ощущениями реальной жизни. Становится полнее модель мира, по загорающимся на туманном шарике зелёным точкам «хочу» уже можно построить приблизительную траекторию движения.

Радость, предчувствие и оптимизм. А также глубокая благодарность, непрекращающееся удивление и восторг перед гением Будды, совершившим удивительнейшее на мой взгляд открытие, влекущее за собой необычайно важные психологические и философские следствия.

Следствия, благодаря которым каждый потерявшийся, запутавшийся или уставший мальчик или девочка могут самостоятельно изменить свою судьбу, прекратить ад в своей жизни и наполнить её тем, чем сами того пожелают.

Человек на фото справа в детстве страдал сильнейшими паническими атаками, боялся людей и порой не мог выйти из своей комнаты, мучимый непреодолимым страхом.

Стеганография

Ты обнаруживаешь себя в непрекращающемся потоке изображений, непрерывно обрушивающемся на тебя каждый раз, стоит только вынырнуть из ночного забытья. Это что-то вроде реки из художественных произведений, постоянно сменяющих друг друга и порождающих тем самым иллюзию движения и изменения. К каждой картинке прилагается своё звучание, свой вкус, свои ощущения. Но вот ты шевелишься, и по картинке начинает идти мелкая рябь. Ты аккуратно проводишь рукой и видишь, как изображение начинает меняться. Ты ведёшь её влево, потом плавно разворачиваешь вправо. Каждому движению соответствует своё изменение. Ты пробуешь повторить его и видишь, что твои ожидания выполняются. Если подвинуть руку вправо, это ближняя светлая полоса начинает смещаться пропорционально твоему внутреннему ощущению. Раз, и он справа, раз — посередине, раз — влево. Интересно, а что если совместить эту полоску и тот белый цилиндрик неподалёку? Какие-то ощущения, не очень сильные, но неожиданные. Непродолжительная вспышка где-то внутри. Что же происходит с цилиндром? Он стал перемещаться, движется вниз, останавливается, разделяется на несколько кусков. Странный звук.

Постепенно, раз за разом ты замечаешь всё больше зависимостей. Со временем начинаешь умело перестраивать картинки так, чтобы загорелись те или иные огоньки внутри. Понемногу ты втягиваешься и начинаешь делать это всё привычнее и привычнее, ты обнаруживаешь, что совершив какое-то действие сейчас, картинка может перестроиться не сразу, а лишь через несколько утр. А в некоторых случаях изменения больше не требуют твоего участия, остаются в своём нынешнем положении, вынуждая окружающие фрагменты изменять своё привычное движение.

Тогда ты понимаешь, что многое в этой картине зависит непосредственно от тебя. Если ты каждый день будешь совершать определённые действия, то изображение изменится очень значительно. Нужно только постоянно вплетать в него свои штрихи, умело наносить мазки, ставить точки и отчерчивать линии. Этот процесс увлекает и затягивает.

Ведь именно за этим ты появился в этом потоке,
ты появился кое что здесь дорисовать.