Рубрики
голограффити фото

Графика

Рубрики
голограффити фото

Абстрактная геометрия

Рубрики
блокнот голограффити

Never landing story

never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never never land never never land never never never land never never land never never land never never never land never never land never never never land never never never never land never never land land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never never land never never land never never never land land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never land never never never land never never land never never never land

Рубрики
голограффити фото

Акварель

Рубрики
голограффити зарисовки

Птичий язык

— Давно хотела тебя спросить, — она взяла его ладонь, подержала немного. Остановилась в нерешительности, посмотрела рассеянно под ноги.
— Ты ведь такой талантливый, почему ты не напишешь книгу? — она подняла взгляд. — Неужели тебе это совсем-совсем не интересно?
— Знаешь… — Он задумался. Сжал легонько ладонь в своей руке. Вздохнул, собираясь с мыслями. — Знаешь, как-то раз мне приснился попугай. Понимаю, звучит довольно глупо. Но снится мне, что встаю я ранним утром с постели, собираюсь завтракать. А на столе стоит клетка с попугаем. И вот он чистит себе клюв, и вдруг как начнёт горланить: «Напиши книгу! Напиши книгу! Напиши книгу, напиши книгу, напиши книгу!…» А я стою и не понимаю. Во-первых, откуда у меня попугай. Во-вторых, кто его научил этой гадости и в-третьих, как бы заставить его заткнуться. Потому что утро было такое хорошее, а он орёт, мерзавец. Всё настроение портит.
Она внимательно смотрела на него. Он взглянул ей в глаза и сразу же отвёл взгляд. Продолжил с неохотой, глядя куда-то вдаль.
— Ну и… Теперь каждый раз, когда я собираюсь что-нибудь написать, мне вспоминается этот сон. И знаешь, до того глупо себя чувствуешь!… Не писать же книгу потому, что тебя об этом попросил попугай? Дикость какая-то

Рубрики
голограффити зарисовки

Интеграция

Видно солнце через дырку в голове. Вселенский мрак сквозь отверстие в груди. Пытаясь взглянуть на свою обратную сторону, покрылся кратерами. Нежнейшее ощущение близости с собой. Ровное дыхание зверя у щеки. Стереокартинки наконец сходятся вместе. Трепетать и вздрагивать. Микродвижения, первый шаг к восстановлению атрофированных мышц. Микротрепет, разогнать мурашками напряжение. Сладкая истома, лёгкое покалывание в пальцах. Спазмы микрокосма, первые неловкие шаги. Нежно держа в руках птенца гнезда иллюзий. Уже не так страшно отпустить край. Скоро — лететь, в мир. Замирая от восторга, головокружительной скорости, отдавшись рефлексам и чутью.

Рубрики
голограффити

Шаг?

Раскроив себе мозг
По стилистике временной
Разбросав свои ядра
По зеркальной поверхности
Трепещу на краю
Перепуганный вечностью
Книгой сфинксов во сне
Вполовину беременный

Рубрики
голограффити

Как и полагается — третья точка

Я принял решение. Я временно оставляю свой дневник. Буду думать, разбираться в себе. Я стал немного другим, мне нужно время на осмысление. Возможно, я просто становлюсь собой. Но я вернусь. Через месяц, два или три. Возможно, я исчезну и из мессенджеров — не удивляйтесь. Я буду проверять свою почту, отвечать на звонки. Не грустите, я вас всех люблю.
Рубрики
голограффити зарисовки

Танец

Музыка, аккустический океан. Свой мир, со своими творцами и творениями. Ключ, заставляющий вспыхивать голограммы души. Прикосновение чего-то иного, нездешнего. Мираж, превращающий реальность в сцену. Волшебный фонарь, освещающий обыденность разноцветным светом. Сколько раз я лежал, окружённый ею. Заворожённый, поглощённый, очарованный. Сколько разных видений прошло перед глазами. Не всегда я был один. Однажды у меня появилась спутница. Она легко раздвинула границы миров и непринуждённо шагнула внутрь. Мгновенно освоилась и почувствовала себя как дома. Впрочем, кто знает. Быть может, это я был гостем? Именно она подарила мне одно из самых увлекательных видений… Короткое, но в то же время необычайно выразительное. Она пришла белым, как снег, голубем. У меня перехватило дыхание. Настолько она была великолепна! В ней были грация, очарование и озорной, юный задор. Её образ дышал весенним небом и облаками. Кокетливо постреливала своими весёлыми, яркими глазками. Дразнила, подзадоривала. У меня закружилась голова. Но нет, постойте, это танец! Мы кружимся в радостном, пьянящем танце. Смеёмся друг другу, хохочем. Я пытаюсь сказать, что влюблён и счастлив. Что это — лучший момент в моей жизни. Но из груди вырывается только довольное, бархатное урчание. Впрочем, слова совершенно излишни. Всё настолько кристально ясно, что нет ни малейшей нужды в пояснениях. Никакие слова не сравнятся по выразительности с танцем. Танцем влюблённых друг в друга и любящих жизнь.

Рубрики
голограффити фото

Атмосферное

Разбирая фотографии...

Рубрики
голограффити зарисовки

О каждой ножке

Таня сидела на заднем сиденьи и задумчиво жевала рукавичку. Молчала и смотрела в окно.
— О чём задумалась? — спросил папа, посматривая время от времени на Таню в зеркало заднего вида.
— О сороконожке… Нам сегодня учительница рассказала.
— Ольга Викторовна?
— Да. Про сороконожку, которую спросили, с какой она начинает ноги ходить. А та не ответила и запуталась…
— И почему ты вдруг загрустила?
— А вдруг… А вдруг я тоже запутаюсь? — Таня повернулась от окна и посмотрела на папу своими огромными встревоженными глазами.
Папа задумался и какое-то время вёл машину молча.
— А знаешь, чем закончилась эта история?
— Да, сороконожка умерла…
— А вот и нет. На самом деле всё было совершенно не так. Сороконожка лежала, плакала и думала. Долго думала, ругала себя. За то, что она такая неумеха. И вот совсем ей стало невмоготу. Всё ей стало безразлично. Совсем всё, представляешь? И даже то, с какой ноги она ходит. Встала тогда она на ноги, расправила свои новые крылья и полетела…
Таня какое-то время тихонько сопела, глядя в окно.
— Но ведь сороконожки не умеют превращаться в бабочек? Ведь это же про гусениц? Да, папа?
Папа не смог сдержать улыбку.
— Да, конечно же. Сороконожки не умеют.
— Зато люди умеют, доченька. — добавил он уже абсолютно серьёзно. — Люди умеют…

Рубрики
голограффити

Звук чужого дождя

Вчера без двадцати шесть утра зазвонил телефон. По какому-то нелепому совпадению я как раз был на ногах. Организм потребовал ухода после неожиданно случившегося пивного похмелья. Подкормки аспирином, витаминами, заправки минералкой. Я не сразу понял, что происходит. Звонил телефон с минской симкой. Телефон давно уже использовался исключительно как будильник — я был уверен, что номер уже отключили. Когда мне наконец удалось до него добраться, звонок прекратился. Какой-то незнакомый гомельский номер. Пожав плечами, завалился спать дальше. И вот сквозь сон прорывается знакомая мелодия. Снимаю трубку, хриплю: «Алло». Голос получился, как у полярника. В ответ — тишина. И только слышно, как барабанит дождь по карнизу. Вокруг кто-то ходит, негромко переговаривается. Фрагмент чьей-то чужой (?), далёкой жизни. Не нахожу что сказать, почему-то не решаюсь. Нажимаю «отбой». Скорее всего, ошиблись номером. Но на душе посветлело. Где-то идёт обычная, размеренная жизнь. И где-то идёт дождь, который так помогает уснуть…
Рубрики
голограффити

Точка

Вот и всё. Остался я один. Горькое, малознакомое чувство. Подошла к концу десятилетняя история отношений. Так получилось, так вышло, ничего не поделаешь. Случаются в жизни глупые вещи. Десять лет — это много. За это время легко отучиться говорить слово «я», заменяя его на «мы». Жаль. Жаль, что так всё обернулось. Мы расстаёмся друзьями. Возможно даже больше, чем просто друзьями. Кто знает, может нам ещё суждено встретится. Пока же начинаем жить по отдельности. Как — время покажет. Я пока ещё это слабо себе представляю.



P.S. Комментарии скринятся, извините…

Рубрики
голограффити фото

Я ушёл в отпуск

Никуда не поеду, буду отсыпаться. Через недельку буду опять в строю. Хотел потестировать камеру, но погода испортилась окончательно. Из дому вылазить не хочется совершенно. Приходится фотографировать что под руку подвернётся.

Рубрики
голограффити фото

Купил фотоаппаратик...

… А он меня взял, и сфотографировал!



P. S. Надоело прятаться :-)
P. P. S. Да, конечно я им не умею пользоваться. И ещё не скоро научусь :-)
Рубрики
голограффити зарисовки мысли

Ghost walking

Надоело ходить по жизни таясь. Не оставляя следа, как призрак. Мимолётно, как дым. Здесь был  я. Здесь был я? Жизнь не терпит лёгкости. Себя в жизнь нужно впечатывать. Тяжестью кирзового сапога. Ударить или быть битым в ответ. Сегодня я жив, плюс один. Неделю живу как все — минус сто. Иногда я ненавижу жизнь в мыслях. Жизнь в иллюзиях. Жизнь в планах. Прекрасное, идеальное существование. Цветущий, благоухающий образ. Всё эфемерно, всё ирреально, всё ментально-неуязвимо. Когда я вписался со всей дури коленом в обитую жестью ступеньку, я почти обрадовался. Вдруг осознал, ощутил до слёз свою земную сущность. Проступило физическое из этой коробки с карандашами. Провёл рукой по перилам, присел на ступеньку, закусил губу. Я — здесь. Я — сейчас. Я — знаю. Сейчас — знаю.

Рубрики
Голландия голограффити Нидерланды фото

Нидерланды. Северное море

Порой мне кажется, что я не теплокровное. То есть не совсем теплокровное. Если ночью вдруг холодает, а отопления нет, к утру я цепенею. Сон становится вязким и обволакивающим, глаза ни в какую не хотят открываться. Но вставать надо. Работа, взрослая жизнь, очередная попытка выровнять режим, чёрт бы его побрал. Главное собраться с силами, и резким экономным движением выхватить из окружающей среды что-нибудь из одежды. Неудачная попытка может замедлить подъём минут на десять. Затем одежду нужно слегка подержать под одеялом, согреть. Собраться с духом и совершить ответственный рывок. В зависимости от местности цель броска может немного отличаться. Как правило это либо душ, либо кухня (с чайником или кофеваркой). Сейчас на этом сложности обычно заканчиваются. В детстве же мне предстояло пройти ещё одно испытание. Добравшись до ванной я первым делом подставлял руки под струю горячей воды. От этого становилось так хорошо, что двигаться больше не хотелось. Я садился на край ванны и какое-то время просто дремал, понемногу согреваясь. Удивительно, но чтобы полностью согреться, достаточно хорошенько погреть руки. Только нужно сидеть по возможности смирно, чтобы вода текла по одному и тому же контуру. Иначе мокрая полоска начнёт остывать, будет неприятно.

Переезд спровоцировал кризис. Что-то копилось внутри, подпирало, сдавливало. И вот теперь прорвалось наружу. Лёд сломлен, и по нему с шумом бежит искрящийся клокочущий поток. С удивлением видишь проносящуюся мимо прошлогоднюю листву, давно уже сброшенные ветки и остатки коры. Ведь ещё недавно был только лёд и ничего, кроме льда. И хочется ускорить процесс. И стучишь по льду, в азарте ломаешь его руками. Тот поддаётся, но обмораживает и ранит ладони. Но это ничего, ерунда, пройдёт. Тем более что практически под боком, в получасе езды есть настоящее море.

«Никогда не видели моря?! Так поспешите, у вас мало времени!
На небе только и разговоров что о море и о закате.Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром. Как он тает в волнах, и еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине…» © «Достучаться до небес»