Posts from: Август 2012

Вой вой

Ха-ха! Опять остракизм, ну что ты будешь делать!
Ну, хоть крыска нашлась.
Санация отношений — важная часть психической гигиены, как ни крути.

О клоунах и пидорасах

Я ужасно недоволен. Во мне продолжается своеобразная вялотекущая революция, по результатам которой происходит пересмотр множества фундаментальных установок моей личности. Так, мне с детства вкладывалось в голову, что умный и честный в конце концов побеждает, а на деле оказывается, что ни ум, ни честность, ни квалификация вообще ничего не гарантирует. Менее умный, менее знающий, менее квалифицированный, менее настроенный на работу, но умеющий бухать, в реальности делает своего более «продвинутого» конкурента. Так и получается, что рабочие места заняты хуй знает откуда понабравшимся говном, которому давно уже не интересна работа, которое всё делает на отъебись и которому поебать, вообще говоря, на цели компании.

Бесит? Невероятно бесит. Но реальность есть реальность. Беситься в данной ситуации всё равно, что жаловаться на погоду в Голландии. Она есть, её не изменишь, её можно только учесть в своих планах, адаптироваться. Например, учиться «социализации» и «нетворкингу» (бухать). Но всё равно злит, бесит до тошноты, до желания взять и уебать, до полного «I don't wanna live on this planet anymore».

Другой высаживающий меня момент — это дружба и отношение к своим обязательствам. Так оказывается, что люди, называющие себя твоими друзьями, могут в какой-то момент сложить пальцы крестиком и «временно» перевести тебя в какую-то другую категорию, позволяющую им совершать любые моральные преступления относительно взятых на себя обязательств: они могут воровать, спать с твоей женой, подставлять, игнорировать твои запросы и при этом продолжать считать себя чистенькими и пушистенькими. Это не укладывается в моей голове. Непонимание залегло куда-то на дно в ожидании ресурсов, но продолжает исподволь давить на подсознание. Как? Как, ёб твою мать, это у них получается? Сегодня ты — друг, а завтра о тебя можно вытирать ноги. Ебануться же, какая эквилибристика.

Самое забавное при этом, что подобного рода люди очень ревностно, с пеной у рта отстаивают всевозможные идеалы Честности, Справедливости, Альтруизма и Достоинства. Что не мешает им, однако, реинтерпретировать эти понятия всякий раз, когда ненасытное больное эго скажет своё следующее «Хочу!» И воровство становится чем-нибудь вроде «компенсации издержек», а разрушение семьи — «спасением прекрасной принцессы от злого демона».

Да вообще оказалось, что люди неимоверно много пиздят. О своих успехах, о своих семьях, о своём счастье, о своём прошлом, о своём настоящем, о своих мотивах — всё пропитано пиздежом настолько, что слова совершенно теряют свою ценность. С некоторых пор я практически полностью игнорирую всё, что говорит мне человек, отдавая предпочтение прямому наблюдению. Если раньше моя вера в честность зачастую не давала мне увидеть поступки, то теперь действия человека стали для меня иметь первостепенное значение. Только после тщательного соотнесения сказанного и сделанного уровень моего доверия к словам повышается.

Конечно, рационально я «всё понимаю». Я понимаю, что люди не знают своих истинных мотивов и чаще всего действуют подсознательно, исходя из доступных стратегий, сформированных на основании присущего опыта, ролевых моделей и доминирующей культурной среды. Я знаю, что у меня у самого полно скелетов в шкафу. И один из них — тот факт, что я не могу перестать ненавидеть всех этих людей. Я не могу и не умею верить, сближаться, и предпочитаю относительный комфорт само-изоляции.

Несомненно, я хочу измениться. И что-то мало-помалу во мне, как ни крути, меняется. Например, сейчас я перестал хотя бы испытывать чувство вины относительно тех, кто меня выебал. Теперь я просто откровенно гоню их ссаной метлой со своей территории. На хуй — значит, на хуй. Никаких больше расшаркиваний и изъёбов перед пидорасами.

Про родину и там

После моего возвращения на Родину думать о загранице я не мог ещё долго. Так вышло, что именно на этот период выпало необычайно изобильное количество разнообразных кризисных ситуаций. Я расстался с женой, меня предал лучший друг, я крепко обжёгся в своих следующих отношениях, потерял работу, оказался в достаточно серьёзной изоляции, столкнулся с крысятничеством близких мне людей, ухнул в вакуум, из которого не смог своевременно выбраться. Именно ТАМ начали трещать по швам мои иллюзии относительно того, насколько хорошо и привольно живётся за границей. Мнение, сформировавшееся из прочитанного в книгах, увиденного по телевизору и услышанного из восторженных «первых уст» со всей дури налетело на рифы неприятной реальности.

Оказалось, что крупные западные компании точно так же больны корпоративным похуизмом (я работал в большой и сырной бюджетной организации), менеджмент которой точно так же озабочен в большей степени прикрытием своей задницы нежели стремлением к какой-то «великой» или же, на худой конец, «общей» цели, о которой так любят писать романтические бизнес-космонавты наподобие Кови со товарищи. Рвачество, интриги и тотальное хуеположничество оказались для меня весьма неожиданными атрибутами рая. Мелкие же компании тоже оказались не свободными от всех грехов и грешков, которыми страдают мелкие компании по всему белому свету. Всё это надолго ввергло меня в пучину тотального отрицания жизни ТАМ.

Однако возвращение не принесло желаемого облегчения. Хаос, возникший из краха привычного мировоззрения, естественно, не исчез в одночасье. Понадобились годы кропотливой работы, чистки, сортировки и синтеза, чтобы из полной анархии снова начало проглядывать некое подобие цельной структуры.

Именно тогда, когда туман и дым войны стали понемногу рассеиваться, стало понятно, что среди обломков полученного опыта есть отдельные фрагменты, которых мне очень не хватает здесь.

Одним из таких необычайно привлекательных свойств стало эфемерное на первый взгляд, но всепроникающее ощущение личной свободы, неограниченности роста «сверху». Живя в Беларуси, равно как и в России (а я получил и такой опыт), очень сложно не поддаться чувству обречённости, исходящему из наличия неподвластной тебе воли, постоянно принижающей и подавляющей чувство твоего собственного достоинства. Если рассматривать жизнь в стране через призму метафоры большой семьи, то наши белорусско-российские папы и мамы — это авторитарные манипулятивные родители, живущие и укрепляющиеся, самоутверждающиеся ЗА СЧЁТ, но НЕ ДЛЯ и НЕ ВО ИМЯ своих отпрысков.

Динамика же данных «семейных» отношений упорно движется к своему садистскому экстремуму, когда оскорбление и унижение становится де-факто нормальным, общепринятым протоколом коммуникации между её членами.

Самым драматичным во всей этой истории является, на мой взгляд, то, что подавляющее большинство населяющих наши необъятные граждан по проведённым недавно опросам такую позицию всячески одобряет и поддерживает. «Еби меня, мой господин» — словно сообщает нам глас народа. — «Я хочу, чтобы ты ебал меня жёстко и бескомпромиссно», добавив что-то там ещё про железную руку и остальные элементы bdsm-инструментария.

Мне же, как ни крути, ближе несколько иная модель отношений. Мне нравится, когда обе участвующие стороны вовлечены не в разные, но в один и тот же социальный проект, приводящий к обоюдному обогащению, усилению и росту. Когда родительские фигуры заботятся о гармоничном развитии и созревании своих чад вместо подавления их воли для упрощения достижения своих собственных корыстных целей. Если подобное кажется вам иллюзией, то мы с вами вряд ли найдём общий язык.

Однако, бороться с сексуальными девиациями других — задача неблагодарная. Если человек хочет плевков, пощёчин и втаптывания в грязь — это, в конце концов, его выбор. Проблема заключается исключительно в необходимости делить спальню с большинством подобной ориентации. Как бы ты ни старался удерживать нейтралитет, всё равно найдётся кто-то, кому непременно захочется вовлечь тебя в свои master-slave напарники. Потому что здесь так принято, так установлено веками, и нечего из себя строить девственницу.

И тогда нужно либо бороться, либо уходить, пока дверь ещё открыта. Пока что (всё ещё) будущее видится мне очень смутно. Бороться мне не за что — ведь мне, как я ни старался, так и не удалось отыскать чувство идентичности своему народу. Я не чувствую ни гордости за своё прошлое, ни симпатии к своему настоящему; у меня нет корней и нет привязанностей. Так уж получается, что всё больше косвенных признаков указывает на то, что я снова закрою дверь с другой стороны.

Причём на этот раз, скорее всего, окончательно.

Нет, правда

Вот вы представляется себе, НАСКОЛЬКО это, ммм, неприятно? Вы представляете себе, что это делалось во имя любви в Богу? К чему бы это я, как думаете?

Весь жизненный цикл человека, как мне кажется, можно описать двумя словами: ебать и изъёбываться.

iDumb

Бывают такие ошибки, о которых очень не хочется никому рассказывать в силу их запредельной глупости. Например, я как-то раз вскрыл коробку со свеже-купленной аудио-системой, сочно так воткнув нож в коробку. Отчего-то я был уверен, что под картонкой обязан быть толстенный слой пенопласта, но увы, его там не оказалось. К счастью, пациент отделался лишь лёгкими повреждениями, и на качестве звучания этот чудовищный инцидент совершенно не сказался.

Сейчас же я вот уже два месяца ждал, когда же мне наконец придёт на почту активационный код к девелоперской лицензии Apple, потому как вычитал на просторах интернета, что прийти он должен обычной почтой. Оказалось же, что код содержался во встроенной ссылке, пришедшей в письме с подтверждением. В своё оправдание могу лишь сказать, что ничего в письме не выдавало наличие кода. Обычная кнопка с надписью «Login». Так что в моём уме ничего и не щёлкнуло. И только недавно в глубинах моей необъятной души что-то такое неясное зашевелилось, я залез в свою почту, и…

В общем, чуть позже, чем хотелось бы, но я всё же получил заветный статус разработчика Apple. Теперь я могу нормально пользоваться документацией, не изъёбываясь в поисках информации всякими ужасающе нечеловеческими способами.

Дневник неписателя

Мне расхотелось быть писателем. Желание просто испарилось, исчезло, и нет его больше. Впрочем, я не хочу также быть и фотографом, программистом, богатеем, знаменитостью — никем. Я снова в самом начале, я снова не знаю, кто я и чего хочу. Это меня злит. Иногда это меня просто бесит, и тогда под раздачу попадают все, кто оказывается рядом и всё, на что я возлагал те или иные надежды. Достаётся и буддизму, и йоге, и психоанализу (особенно психоанализу). Чисто субъективно мне кажется нечестным, что я потратил уже столько времени и усилий, а получил вместо этого очередную депрессию и весьма сомнительное социальное положение.

Да, конечно, я теперь могу отвлечься, могу сбросить пар, могу выплеснуть эмоции массой различных способов, но в целом я по-прежнему ужасно недоволен своей жизнью. Но это бы ладно, но ведь я ещё и совершенно не приблизился к тому, чтобы найти себе хоть какой-то жизнеспособный пример в реальной жизни. Жизни всех, кто меня окружает, по-прежнему кажутся мне лишённой смысла серой и до блевотины тоскливой хуетой, от одной мысли о которой я впадаю в штопор невыносимой тоски и депрессии.

Как ни парадоксально, но именно в такие моменты я осознаю, что моя жизнь, несмотря на все мои пиздострадания, тем не менее, радует меня больше. То есть я всё же куда-то иду, к чему-то стремлюсь, я не сдался, не сложил ручки, и это даёт мне некоторое удовлетворение. Если мне придётся умереть прямо сейчас, то я смогу сказать, что я хотя бы старался.

Известно, что нам приносит наибольшее удовлетворение ситуации, которые, вообще говоря, в момент самого их проживания ощущались скорее необычайно напряжёнными. И потому вполне может статься, что в будущем я буду с необыкновенной теплотой вспоминать себя нынешнего, страдающего, стремящегося, горящего, ищущего.

Медитация и все все все

Спросили меня тут на днях знакомые экстроверты, в чём прикол медитации, потому как им непонятно. А я, в целом, уже даже и не знаю, что ответить. Потому как практической пользы от медитации, в действительности, никакой. Ну, в смысле, в медитации нет такой цели — достичь чего-то практически значимого, она целиком и полностью трансцендентна обычному опыту. По-крайней мере это верно относительно дзазден. Вся польза, которую ты получаешь во время практики — это временные и незначимые побочные эффекты, фиксация на которых является препятствием в практике и не поощряется старшими товарищами.

Целью дзадзен можно весьма условно назвать достижение дзен, просветления, понимая, однако, при этом, что нет в действительности ничего, что можно достигнуть. Сами понятия цели, времени, места, пути и идущего не применимы к дзен. Пока всё это есть — нет дзен. Когда есть дзен, то некому говорить о дзен. Так и получается, что практика — это путь без конца. Как-то один из знакомых троллей подкалывал меня относительно полюбившегося мне в своё время трека Jazzamor, «Travel», главную тему которого можно было бы обозначить фразой «You travel in order not to arrive» — ты путешествуешь для того, чтобы не прибыть (буквально).

Если подумать немного, то получается, что подобное путешествие — и есть дзен. Ты идёшь по пути, никуда в конечном итоге не прибывая, не останавливаясь, но прекращая идти, потому как больше не существует того, кто идёт, кто приходит, кто находится где-то и когда-то. Таким образом тролль, сам того не зная, отвесил мне высочайший комплимент, говоря, что вся моя жизнь является подобным путешествием. Ещё одно доказательство того странного факта, что истина часто приходит из уст хуй знает кого.

Тем не менее, побочные эффекты, возникающие при медитации, могут оказаться относительно полезными. Так у меня, например, после полутора или двухчасовой практики гарантировано проходят мигрени, что делает её незаменимым элементом в моём жизненном инструментарии, хотя бы и в качестве наиболее эффективной (и экологически чистой) таблеточки «от головы». К слову, другие негативные состояния тоже преклоняют колени перед медитацией. Панические состояния, душевные терзания, интенсивные сомнения, гнев — всё это отступает.

Однако есть и цена, которую приходится заплатить. Вместе с негативными уходят и «позитивные состояния», уходят желания. Всё, к чему ты стремился, может вдруг потерять свою привлекательность. И это, между нами, переживается гораздо сложнее, нежели можно себе представить. Возможно это явление временное, а может быть, и нет — я пока не знаю.

Другой побочный эффект, который мне удалось заметить, я даже не знаю, как сформулировать. Проявляется он в том, что после интенсивной подготовки к дзэнкай, у меня неожиданно начали получаться балансы в йоге. А получаться они начали потому, что я смог более ясно видеть, что мне необходимо сделать, не отвлекаясь на различные привычно возникающие эмоции, вроде страха падения, ошибки, стороннего неодобрения. Так, оценив в уме стойку на голове, я понял, что бояться мне совершенно нечего. Ведь я прошёл отличную закалку в лёгкой атлетике, я умею падать, группироваться, поэтому само падение мне ничем не угрожает. Более того, начать можно в некотором удалении от стенки, тогда в случае чего можно легко опереться на ногу и вернуть тело в желаемое положение. Собственно, с тех пор у меня нет проблем со стойкой на голове.

Появилось что-то вроде довольно специфической воли — воли выбирать ход своего мышления. И это в свою очередь приводит к довольно парадоксальным зачастую изменениям эмоционального фона. С изменением мысли минус может смениться на плюс, бездействие — действием, одно желание — другим. Мне это помогает выдернуть себя из затянувшихся негативных состояний, хотя в целом я пока занимаю в этом вопросе позицию осторожного наблюдения, потому как очень отчётливо понимаю, что совершенно не умею всей этой радостью пользоваться. Ну и меня всё ещё несколько огорчает мысль, что человеческое существо таки произвольно и изменяемо, и все наши желания и стремления не стоят сами по себе и ломанного гроша, потому как на их месте может оказаться абсолютно всё, что угодно.

Быть может, я изменю своё мнение в будущем, но пока что мне кажется, что та самая Спонтанность, на которую так усиленно дрочится в гештальте, есть лишь производная неглубокого, поверхностного понимания человеческой природы, илллюзия, нежно взращиваемая и лелеемая его адептами. Нет никакой особенной значимости у спонтанности. Спонтанность не гарантирует повышения качества переживаемого опыта. Так называемая модель Потока, сдаётся мне, гораздо точнее описывает механику возникновения чувства глубинного удовлетворения от жизни. И спонтанность занимает там своё место, как производная от тотальной интеграции, упорядоченности психической энергии в некоем заданном (субъективно произвольном!) русле.

К слову, с точки зрения этой теории медитацию можно рассматривать как достижение состояния Потока с использованием абсолютно минимального набора средств, требующей обладания лишь собственным телом, умом, да нехитрым знанием. Тело же философии Дзен позволяет выйти на следующий уровень интеграции с внешней системой для более полного, всеобъемлющего упорядочения психической энергии, способного, в принципе, превратить всю жизнь в одно непрекращающееся оптимальное переживание (оптимальное — не значит блаженное, к слову).

Впрочем, бог с ним, с гештальтом, о котором я практически ничего не знаю кроме того, что мне приносит иногда залётными ветрами.

Пока что я экспериментирую, пробую, наблюдаю, делаю выводы. В любом случае сейчас я бесконечно далёк от мысли, что ещё одна прикольная теория может драматическим образом повлиять на качество моей жизни.