Posts from: Ноябрь 2010

О силе

Недавно я понял, что силён. Знание это пришло одновременно с осознанием того, что твоё текущее состояние не имеет другого значения, кроме как обозначения самого себя. Нет никакой разницы, был ли ты спокоен как удав при достижении чего-либо или же твои коленки предательски подкашивались на пути. Тогда я обратил внимание на то, что всегда двигался вперёд, несмотря на сомнения, противоречия, сильнейшие страхи и отсутствие поддержки. Мой дух силён, и он движет меня, словно равнодушный машинист, методично подбрасывая уголь в печь паровоза, на крыше которого живёт истеричная обезьяна, устраивающая истошный крик по любому мало-мальски заметному поводу. Невольно вспоминается буддийская метафора, даваемая при объяснении медитации Шаматхи: слон, ведомый обезьяной, слон сознания, влекомый обезьяной ума. Только вот мне порой кажется, что слон-таки двигается в каком-то одном направлении, и он так или иначе придёт куда нужно, невзирая на все скандалы, закатываемые нашей тревожной обезьянкой.

Bird's view

Однажды мы поспорили с одной девочкой о смерти. «Размышления о смерти не мотивируют меня», — говорила девочка. — «Если бы я знала, что мне осталось жить всего пару дней, я бы не бросилась спешно доделывать работу, творить какое-то великое произведение, скорее я пошла бы к друзьям, послушала бы музыку, погуляла бы на природе». Тогда-то я и обратил внимание на глубину нашей отчуждённости от себя, когда собственные искренние потребности и желания мы считаем мелочами и глупостями, продолжая исполнять Должное и Правильное. Противоречит ли в действительности ответ юной леди исходному тезису о том, что осознание неизбежности и неопределённости времени прихода смерти оказывает на нас мотивирующее воздействие? Конечно же нет, никоим образом не противоречит. Он лишь обнажает существенное несовпадение вектора текущей мотивации человека с настоящими его потребностями. В этом и заключается драма современного человека: он мечтает о счастье, но упорно продолжает идти дорогой уныния, с завидным постоянством игнорируя львиную долю того, из чего это самое счастье слагается.

Глубина

Иногда (это всегда случается неожиданно), вдруг накатывает. То есть до этого моменты ты ходешь, ищешь, шаришь в потёмках, словно крот, пытаешься учуять, угадать направление, но там снова и снова лишь пустота, песок, глина. И вдруг происходит непонятное нечто, как правило что-то бессловесно-аналоговое, какая-то мелодия, балетная сцена, эпизод из фильма, тон, голос, эмоция, и что-то резонирует внутри, начинает отзываться и пульсировать в ответ, и ты замечаешь, поворачиваешь туда свой взгляд и... Проваливаешься с головой в бушующий океан невероятно плотных эмоций, захватывающих тебя целиком, ищущих, требующих выхода, забытых и отринутых, запрещённых, похороненных, вычеркнутых, игнорируемых, но всё таких же невыносимо близких. И тогда ты кричишь, ты плачешь, ты рычишь, шипишь, извиваешься под напряжением этого потока, бьёшься в отчаянии, исступлении, уже, впрочем, зная, что в любой момент способен прекратить, остановить это. Чай, не впервой.

Фокус

Куда бы я не обратил в последнее время свой взгляд, всюду подчёркивается важность концентрации. В фотографии важно оставаться собранным, чтобы методично выбирать объекты съёмки, реагировать на сюжеты, строить кадр, не распыляясь и не отвлекаясь на сотни не существенных (для тебя) событий. Пока что подобная сосредоточенность требует порядочных усилий, и уже через час съёмки ум перегружается и наступает слегка изменённое состояние сознание, своеобразный транс, прямое созерцание.

В писательстве также подчёркивают важность концентрации. Недавно наткнулся на цитату, в которой говорилось о том, что ключевым моментом при работе над текстом является вовсе не тот самый бокал бордо, специальный сорт табака или же какой-то вдохновляющий трек, всё дело исключительно в сфокусированности. Ты пишешь, сосредотачиваясь только на процессе письма, не отвлекаясь ни на что другое.

Пэтому, возвращаясь к давнему спору о медитации, мне кажется, что здесь уже можно поставить точку. Шаматха, Самадхи или Шинэ — это и есть практика сосредоточения в чистом, не привязанном к какой-либо конкретной активности, виде, а стало быть, применимая ко всем сферам деятельности. Уделение развитию этого навыка порядка пятнадцати минут в день даёт существенный бонус к любому делу, которым ты занимешься. Другие медитации не менее полезны. Так, во время той же съёмки очень важно бывает отступить от навязчивой идеи и увидеть пространство кадра незамутнённым взглядом. Здесь как нельзя кстати оказываются сборные навыки медитации на цвете, звуке и мыслях, в сумме дающих одно интегральное умение — способность «отвязываться» от любой части мыслительного процесса, отпускать всё, что происходитт без цепляния и сопротивления. Пришла идея — отпустил, посмотрел снова. Rinse, repeat. Навыки визуализации тоже изрядно помогают в повседневной жизни. Скажем, во время брейнсторминга проекта по работе процесс неслабо облегчает визуализирование возможных вариантов и связи между ними, подключая к чисто рациональному мышлению ещё и эмоционально-интуитивную часть. Точно так же можно расставлять «маркеры» в местах ветвления дискуссии, чтобы не потеряться и не дать увести разговор в сторону.

Поэтому совершенно очевидно, что аргументация в духе «зачем мне тратить время на пустое сидение на месте», прямо скажем, лишена основания. Медитация — это универсальный инструмент по заточке пилы мозга, способ совершенстования своих способностей. Как же мы собираемся применять эти способности — дело исключительно за нами.

Немного волшебства

До чего удивительный получился день. Несмотря на то, что с утра он явно не задался (еле продрал глаза опоздал на собственный митинг, не принёс с собой нужную распечатку, да и в целом чувствовал себя неважно), потом дела стали стремительно улучшаться. Прежде всего я ретировался домой, решив не проявлять чудеса стойкости перед лицом неизвестно чего, взял такси и прикатил прямиком домой. Повалялся, с удовольствием принял гуманитарную помощь страждущим от мамы, поел вкуснющего супчика и не менее волшебной картошки, снова свалился в пледа и подушки, изредка просыпался и шарил пальцами по айпаду, проверяя всевозможные вредные социальные сети, запостил гениальное в фейсбук, удивил своими философскими выкладками седого дядечку, выразил своё 'like' всевозможным пришедшим на ум местам и человекам, процитировал Ницше, получил ответы, снова спал, снова просыпался, из скайпа дышало заботой нежное и трепетное существо, оберегая мой сон и всякий раз встречая моё беспокойное пробуждение добротой и лаской, снова дрёма, дрёма, телевизор, mezzo, современный балет, чуть более традиционный балет, а потом, на сладкое — фламенко, попарить ноги, снова плед, подушки, дрёма, релакс и чиллаут. Боже, когда же я научусь наконец ни в чём себе не отказывать? :)

Своё

Самое клёвое в фотошколе (по крайней мере на данный момент) — это то, что она заново выдаёт мне разрешение снимать то, что я хочу, не циклясь на каких-то идеях и правилах, шаблонах и стереотипах. Наоборот, раз за разом нас знакомят с авторами, чьё творчество изрядно из этих шаблонов выбивается, и нет для меня дороже зрелища, чем наблюдать за тем, как мой коллега неофит пытается совершить над подобным произведением насилие и всё-таки втиснуть его в рамки своих ограниченных представлений о фото и искусстве в целом. Момент, когда попытки эти в конечном итоге проваливаются, и сопутствующие ему ощущения растерянности и неуверенности приходят на смену непоколебимой уверенности того, как «должно быть», и являет собой проблеск того самого Просветления, о котором так много говорили в своё время дзен-большевики. Тогда-то и выглядывает наружу робкое Живое, с любопытством осматривая это нечто, перед чем оказалось бессильным обожествлённое Рациональное и Привычное. Тогда-то, по сути, и закладывается основа для дальнейшего очищения от всего этого мусора, от всех этих «должно» и «правильно», «надо» и «следует», открывая дорогу собственному Хочу и Чувствую, подлинному искренному творчеству и САМОвыражению.

Rich Visuals

Ехал из фотошколы, в дороге наслаждаясь богатыми внутренними визуалами, многократно усиленными постоянными визулизациями на внутренних объектах. Что-то внутри шевелилось, легко и спокойно разворачиваясь и проявляясь, делая видимым малейшие движения мысленного и чувственного. Это были самые разные картины и образы: от кота Леопольда, залипшего на подметании пола на фоне ядрёно-оранжевого неба с драматическим рисунком облаков, до гигантских газовых светильников и удивительной чистоты синего пламени, ниточками разрядов сплетающихся в сердцевине этого непонятного устройства. Были и бесчисленные клацающие механическими зубами угрожающие маски, и игры с ощущениями тонкости, масштаба и значимости. Были и попытки вмешательства со стороны рассудка, было и освобождение. На какой-то момент удалось даже ощутить то самое, что оживилось вдруг и пришло в движение, давая по ходу дела такое занятное наполнение. Иногда начинались шутки — например, после пронёсшейся внутри фразы про «кажется, я залип», тут же развернулась соответствующая ситуации анимированная гифка, вызвавшая немедленное побуждение искренне рассмеяться.

Очевидно, что мои способности к визуализации высоки. Будь я практиком Ваджраяны, вместо этих картинок были бы тантрические божества и мандалы вселенной, сливаясь с которыми, обреталось бы измерение того или иного измерения чистоты. Но пока что я просто удивляюсь тому, насколько малу помалу прочищается внутреннее пространство, делая заметным всё более и более тонкое, неуловимое.

Ну и радуюсь немалой экономии на веществах.

Забавно

Подумалось тут, что если взглянуть на библейскую историю о первородном грехе под буддийским углом, то получается, что грех этот заключался в разделении целого, единого (Бога) на добро и зло, разделение на себя и не себя, себя и Бога, то есть, по сути, в рождении дуалистического мышления, породившего в свою очередь мир страданий, Сансару, низвержение из рая. Забавно в этом то, что само христианство не предлагает способов преодоления этой двойственности, а скорее усугубляет её, продолжая разделение Бога на Бога и Дьявола, ещё более отдаляя человека от обретения утраченного рая. Буддизм же логичен — возвращение в изначальное состояние (возврат к Богу) происходит преодолением двойственности, возвратом от дуалистического существования к существованию моническому, гештальтному, методы подобного перехода и даются различными буддийскими школами в зависимости от склонностей и способностей практикующего.

В принципе, отдельные намёки и способы такого преодоления встречаются и в христианстве. Например, я подозреваю, что рождение предельно искренней веры и абсолютное принятие любого проявления мира приводят к той же самой цели — возврату к первоначальному состоянию единства с Богом. В целом же, однако, само учение в этом аспекте никак нельзя назвать согласованным. Получается, что искренне верующему человеку придётся в конечном итоге преодолеть ещё в своей вере и само христианство.

С другой стороны, это относится к любому учению, однако в буддийских традициях этот аспект указывается явно («В конце даже Дхарма должна быть отброшена»).

Я люблю

Я люблю говорить.

Люблю говорить, когда меня слушают. Люблю рассказывать то, что меня интересует и видеть, что это интересно моему собеседнику. Люблю видеть раздумья, которые вызывают мои слова. Люблю контакт, возникающий при доверительном общении, когда нет сопротивления, когда есть обмен чем-то большим, чем просто слова. Я люблю говорить о сознании, о буддизме, об искусстве, о фото. К сожалению, в моём окружении находится очень мало людей, которых эти темы не задевают и не заставляют защищаться в той или иной степени.

Я много знаю. Мне есть чем поделиться. Мне хочется об этом рассказывать.

Когда моя информация заставляет собеседника защищаться, я закрываюсь сам и не ищу (пока) обходных путей. Когда на меня нападают, я всё ещё начинаю атаковать в ответ. Хотя, впрочем, такое случается всё реже и реже. Всё чаще и чаще выходит так, что люди отрицают мой непосредственный опыт, спорить же в этих случаях не имеет смысла — привязанность человека к своему мнению в такой ситуации, очевидно, слишком велика. Впрочем, иногда я даю себе волю и сознательно выпускаю джина из бутылки, щёлкая по носу особо борзых атакующих, пытающихся подслить накопившийся негатив на моей территории. Пусть держат свой яд при себе, во мне своей отравы достаточно.

Я учусь говорить, учусь устанавливать границы и пределы дозволенного.

Я люблю говорить, люблю, как начинает звучать мой голос во время расслабленно-искренних бесед. Он становится глубоким, бархатистым, поднимается откуда-то из глубины, приятно вибрируя в лёгких и глотке, речь проявляется совершенно естественно, течёт гладко и без запинок. Смех тоже преображается и срывается совершенно естественно, без какого-либо сдерживания и подавления. До чего же редки пока такие моменты, но мне думается, что это и есть первые всходы моей такой долгой пашни.

Мне нравится ощущение счастья от глубокого до интимности душевного контакта.

Люди иногда говорят мне, что мой голос обладает какой-то чарующей силой, звучит приятно и расслабляюще, создавая успокаивающую, порою даже сказочную атмосферу. Я могу усыплять, могу примирять, могу приносить облегчение.

Мне нравится, когда так происходит.

Я люблю делиться своими мыслями, выписывать рождающиеся в глубине образы, облекать их в ту или иную форму, люблю ощущение красоты, чистоты и воодушевления, которыми зачастую сопровождается этот процесс. Но мне всё ещё тяжело ложиться под эту штангу.

Наверное, нужно начать с веса поменьше.

Я люблю видеть, что движения моей души распознаются и считываются другими. Я люблю ощущать себя частью бесконечного стремления к совершенству и счастью, люблю осознавать переплетение связей, причин, следствий, обстоятельств, решений и судеб. Меня завораживает картина этого непрерывного процесса, не прекращающегося ни на минуту создания самой изысканной и совершенной ткани —
Ткани Самой Вселенной.

Сначала пройди через сумбур учёбы,
Затем обдумай смысл того, чему выучился.
И, наконец, созерцай его суть, как
предписано.

Миларепа.

Дыбр

Осваиваю твиттер, дыбр мой переехал <a href="туд
а
. Есть ещё рабочий твиттер, но он скучный.
Нравится, как-то поживее жж будет. А может надоело просто, не знаю. Посмотрим :)

Быть собой

«Будь собой.» Фраза эта у всех на слуху, но мало кто понимает, что она значит. Часто это означает «не меняйся», оставайся таким как есть. Если же вы находитесь в жопе по причине личностных мисконфигураций, то эту просьбу следует понимать как «оставайтесь в жопе», спасибо, пожалуйста.

С другой стороны, некоторые вкладывают в эту фразу смысл «реализуй истинное эго», вопреки, стало быть, эго ложному. Но эго — оно одно, и оно не плохое и не хорошее без некого оценочного контекста. Если взять за критерий личностное счастье, то истинное эго — это эго идеальное, эго, устроенное таким образом, чтобы помогать человеку реализовывать свои потребности, становясь счастливым. В этом контексте «будь собой» означает «выйди из жопы», меняйся, если необходимо, развивайся.

Есть и другие прочтения этой фразы, одно из которых, как ни парадоксально, звучит как «будь таким, как я хочу тебя видеть». Сие есть манипуляция великая, но распространённая весьма широко.

Дорогой дневничок

Эта неделя принесла много странного. Например, я узнал, что жертвы изнасилования могут легко воспринимать случившееся. По крайней мере, на следующий день юное создание делилось деталями последовавших событий с энтузиазмом бой скаута, рассказывающего о своих летних приключениях. На фоне этого моя собственная реакция выглядит чудовищно неадекватной, непропорциональной, чрезмерной, гипертрофированной. Наблюдая за этой разницей я, кажется, нашёл наконец, куда же сныкалось моё Живое... Ещё я узнал, что принуждение к минету может называться «чуть не изнасиловали». Кто знает, может в этом и есть ключ к «облегчённому» восприятию произошедшего. Впрочем, я стараюсь пока не делать предположений, уж больно мутные они сейчас получаются, да и не специалист я в этом вопросе, как ни крути.

В то же время на работе приходится наблюдать показательный исход нашего «трудного подростка», сопровождаемый полным набором инфантильного поведения с обилием драматических мизансцен. Рад бы сказать, что меня это совершенно не пробивает, но увы. Производительность таки снизилась, темп в команде в целом тоже спал.

В качестве тренинга отделения эмоций от исполнения своих рабочих обязанностей ситуация — лучше не придумаешь.

Качественно сбрасывать напряжение тоже пока не научился, усталость накапливается. Йоги всё ещё нет, наверное нужно поискать другую.

Пара слов о хуете

Сложнее всего мне отвязаться от чувства долга и ответственности за то, за что, вообще говоря, ответственности я не несу. Я вижу это, я вижу эту железную хватку, которой сам держу себя за шкирку и направляю то в одну, то в другую сторону. При этом особенно занятно наблюдать, когда этой же удавкой я пытаюсь затащить себя в расслабление. «Расслабляться! Я сказал расслабляться, сука!»

Но это, конечно же, полная хуета.
Да-с.

Такие странные дни

Мне кажется, что моя жизнь в последнее время стала похожа на сплошной граничный случай с небольшими передышками.
Странно, но когда моё сердце открывается жертве, я не могу ненавидеть человека, совершившего с ней это.
Каждый такой эпизод окунает меня в бездонный океан печали, по какой-то непонятной мне причине крепко накрепко спаянный с красотой и светом.
Парадоксальным образом я вдруг оживаю, и у меня появляется цель. Но...
Очень сложно решиться шагнуть туда по собственной воле.

Тогда приходится проявлять чудеса эквилибристики, чтобы не расплескать эмоции в «не установленное для этого время».

Ритм и частота событий меня немного пугает. Если это обучение, то я, очевидно, попал в интенсивную группу. Впрочем, я особо не жалуюсь. Такое разнообразие эмоций невозможно воссоздать ни одним тренингом... Поэтому я смотрю в оба — закрыть глаза сейчас было бы непростительной роскошью.

Больно

Девочки вы мои, девочки... Как же хочется защитить вас, уберечь, оградить от... И до чего же грустно, печально, невыносимо становится на душе, когда понимаешь, что ты над этим не властен. Быть может, хотя бы как-то помочь прожить то, что произошло, научить, обернуть события если не в плюс, то хотя бы разрядить их разрушительную мощь... Если даже это невозможно, то хотя бы дать сил, создать каким-то образом частицу сокровенного огня, у которого можно согреться хотя бы минимально, хотя бы для того, чтобы хватило продержаться во время, когда тебя разламывает на части от боли разрушающегося безопасного мира. Зародить хотя бы смутное стремление, уверенность в том, что не смотря ни на какие события, всё равно стоит жить и вновь подниматься на ноги... Передать эту уверенность, не теорию, но знание того, что всё равно потом будет чему улыбаться, всё равно будет свет, солнце, и счастье по-прежнему будет случаться точно так же, как раньше...