Posts from: Сентябрь 2010

Гиковское

Третью неделю балуюсь с айпадом, моё резюме — штучка весьма клёвенькая. Особенно удобны программки для упорядочения дел и «всего такого» (родной календарь, toodledo + appigo todo, pocket money etc). Хронометраж по-прежнему лучше всего вести на айфоне, поэтому, если моего горемыку всё-таки не оживят, так или иначе буду покупать новый. Игры, фильмы, фотки — ок-ок-ок-ок-ок. Сёрфинг так себе. Мобильный сафари всё же — редкостное говно, на айпаде всего его проблемы проявляются в полный рост. Другие браузеры уже есть, но все — говно. Читать удобно, но электронные чернила не заменяет. На ярком солнце проблемы с бликами. Сам планшет приходится постоянно протирать от жира, иначе не эстетично. Родной эппловский чехол — говно и ужасно непрактичная вещь, эта долбаная замша настолько маркая и сложно оттираемая, что сохранить её в товарном виде можно, должно быть, только в операционной. Программ под айпад до сих пор мало. Весит кстати нифига не много, намного меньше, чем я ожидал после чтения всяких обзоров. Четвёртой прошивки под айпад до сих пор нет. Многозадачности, даже липовой, — нет. Возможность слушать радио-стримы вообще без постороннего шума — это ням-ням-ням. Интерактивная «Алиса...» действительно офигенна и шаг в будущее. Очень радуют программы с красивыми и эстетичными мордами, после них возвращаться в серый и унылый мир дизайнов 80-х не хочется абсолютно. Киндл действительно стал программой для айпада, и это удобно. Книги под киндл переделаны далеко не все, и это не удобно. Книг под iBooks намного меньше и они всё больше художественные. Среди программ в аппсторе много разводилова, деньги за которое никто не возвращает. Стоят немного, но никогда не знаешь наверняка, что за говно ты реально получишь.

iSOS

Ни у кого нет хорошего специалиста на примете или конторки, которые могли бы повозиться с окирпиченным айфоном? Очень нужно.

Бабушка

Из отпуска вернулся аккурат к похоронам. Вчера, в восемьдесят седьмой день своего рождения, умерла бабушка, успевшая меня поразить своей естественной волей к жизни. Её жизнь никак нельзя назвать простой — она перенесла и голод, и тиф, дошла в войну до Берлина, пережив все ужасы и лишения военного времени. В армии же она повстречала и моего дедушку, который по злой иронии судьбы погиб уже после того, как закончилась война, вроде как от несчастного случая. Тогда бабушка одна воспитала и вырастила двух замечательных дочерей: мою маму и тётю Елизавету, которые в свою очередь привели в этот мир и поставили на ноги меня, моего старшего брата и двоюродную сестру.

Бабушкой она была строгой. По маминым рассказам, впрочем, мамой она была ещё более требовательной. Думается мне, что это и был её способ выживания в суровых обстоятельствах. Она умела смеяться, но всегда по делу, не позволяя себе какой бы то ни было чрезмерной вольности. Вообще, в её манерах и образе жизни было что-то родственное британской аристократичности — острый ум, сдержанность поведения, неукоснительное следование правилам внутреннего распорядка, стремление к идеальной чистоте и аккуратности. Из-за всех этих качеств я регулярно забывал и каждый раз непременно удивлялся тому, что моя бабушка не заканчивала никакой особенной школы для благородных девиц, более того, у неё не было даже высшего образования. Она просто жила, благородно ступая по волнам жизни, никогда не жалуясь, всегда принимая сложности лишь как ещё одну ступеньку, на которую нужно подняться, чтобы продолжить свой путь.

Я рад, что смог оказаться с ней тогда, когда ей стало совсем плохо. Тогда мы стали вынужденно чуть более близки друг другу, и я смог увидеть краем глаза её глубинную суть — такую же живую и подвижную, полную дерзновенной энергии и неутолимого желания жить. Несамостоятельность, возникшая из-за нежданной болезни было тем, что мучило её больше всего. Но сил справиться с обстоятельствами уже не было. И даже тогда, даже когда сам ум её стал порой подводить, она стремилась сохранить свою целостность, порой лишь искренне удивляясь тем фокусам, которые вдруг начинает проделывать её собственное сознание.

Мне жаль, что она ушла. Я хотел бы ещё многое расспросить у неё, поговорить по душам, да и просто... Ощущать её далёкое присутсвие и незаметное влияние. Она была замечательным, светлым, сильным и добрым человеком. Пусть же земля ей будет пухом. Покойся с миром, моя любимая бабушка.

Вернулся

Реальный маршрут получился Минск-Варшава-Дюссельдорф-Веце-Венло-Веце-Ибица-Веце-Каунас-Вильнюс-Минск.

Из нового — посещение dc10.
Из необычного — поработал фотографом на танцполе в Space.
Из приятного — vip пропуска в Space и Amnesia.
Посещение Priviledge «для галочки».

Ну и разное другое веселье, вроде возвращения из dc10 на рассвете по весьма стрёмной автростраде ))

Ждите в следующих выпусках :-]