Архив рубрики: Испания

Мадрид

Интересно, из чего слагается одущение «я мог бы здесь жить»? Какие множества факторов, ориентиров, подсказок среды, советчиков нашёптывают свои истории об увиденном, слагающиеся в одно утвердительное заключение? Мне хорошо здесь, я чувствую себя как-то свободно и расслабленно, не чувствую напряжённости к людям. В той же Японии такого не было. Это была красивая, интересная, но всё же недосягаемо чужая страна. Пока что первые впечатления от Мадрида именно такие, даже несмотря на начинающуюся простуду. 

Da Tempo Барселониада

Нет, блядь, ну что опять? Сука, ну какого хрена? Какого лешего, старый ты хрыч, ты сидишь и пялишь на меня мутные свои залупеньки? Конечно, я понимаю, что нарушил твою многолетнюю безмятежность. Да, возможно, это и чересчур — явиться в твой охраняемый, недоступный для большинства живых обитателей этого мира шести-часовой утренний покой. Но всё же, что именно в моём облике заставляет тебя оторвать налитые застарелым негодованием глаза от свежей утренней газеты и смерить меня настороженно-презрительным взглядом? Мои пыльные кроссовки? Моя потная майка? Мои горящие чуть больше, чем следовало бы, глаза? Теннисный мячик, которым я с увлечением стучу по мощённому тротуару только для того, чтобы не остановиться и не уснуть посреди незнакомого района? Сука, ты бы знал, сколь много незначительных в мировом масштабе событий привело меня к тебе из Минска в эту твою сраную Барселону.

Читать далее

Только один из рассветов

Если вы американец или европеец, постарайтесь придерживаться одного простого правила. Когда в следующий раз вы покинете клуб поутру и вам вдруг захочется податься следом за идущей поодаль парой людей, попробуйте остановиться на мгновение и спросить себя: «А не русские ли это?» Если ответ по вашему мнению положительный, немедленно возвращайтесь.

Понимаете, дело вовсе не в том, что русские могут вам угрожать, напасть на вас или ещё что-нибудь в таком духе. Нет. Тем не менее, русские могут нести в себе смертельную опасность. Видите ли, вся штука в том, что Россия, как в общем-то и все прилегающие пост-совесткие страны — это чистилище. Понятно, что, строго говоря, весь мир наш — чистилище, но всё же каждый отдел этого мира устроен немного по-своему. Так, например, там встречается ад пресыщения удовольствиями, ад рутины, ад неизменности, ад скуки, но Россия — территория по-своему уникальная. Россия — это ад Боли.

Здесь убивают, насилуют, издеваются над родными, близкими, женщинами, стариками, детьми. Здесь учителя глумятся над учениками, родители над сыновьями, отцы насилуют дочерей, а сила используется чтобы поставить на колени или развернуть раком. Россия — страна насилия, неукрощённого, дикого, безумного, бессмысленного, животного. Это насилие физическое, ментальное, политическое, социологическое и религиозное. Здесь нет, вообще нет ни единого способа укрыться, избавиться каким бы то ни было образом от чудовищной воли, в любой момент готовой смять тебя и растереть об асфальт, как свежесхаркнутую соплю.

Поэтому следует проявлять определённую осторожность в местах, где выработанная годами привычка осаживать, сдерживать раскалённую безумную ненависть может случайно ослабнуть. Места, где обожжённое сознание может ненароком расслабиться, будь то под влиянием наркотиков, алкоголя, чрезмерного покоя и ощущения безопасности. Тогда клетка, сдерживающая цепных псов ярости может дрогнуть и выпустить на свободу всех алчных до свободы духов.

Когда мы с Сашенькой выдвинулись из DC10, кровь наша ещё кипела. Автобус ждать было невмоготу, нестерпимо хотелось движения, поэтому мы отправились пешком. По пыльной пустынной испанской дороге от заброшенного аэропорта, переоборудованного некогда в один из самых отвязных клубов Ибицы. Долгое время здесь не было даже крыши, и проносящиеся над головой в ночном небе самолёты вызывали совершенно непередаваемые ощущения, обыгрываемые, вплетаемые в нервную пульсирующую ткань рейва, они наполняли и без того неспокойную ночную жизнь новой мистической силой.

Сначала дорога была довольно простой — широкая асфальтированная полоса без видимых препятствий. Оглянувшись, чтобы встретиться глазами с лучами недавно взошедшего солца, я заметил довольно большую группу людей, движущихся вслед за нами. Мы пошли дальше. Ближе к повороту дорога стала сужаться, тропинки по обочинам — исчезать, у поворота же они оборвались вовсе, оставив вместо себя лишь вкопанные в землю бетонные углы для слива воды. Вдоль оживлённой развязки на скоростной авто-магистрали.

Недолго думая, мы пошли по желобам, переступая с одного скоса на другой, подчиняясь продолжающему бушевать внутри ритму. Во рту стоял противный запах, от которого приходилось постоянно сплёвывать. Пройдя ещё пару сот метров, я вдруг понял, что если я продолжу плеваться, то очень скоро мне захочется пить, потому как идти по скромным расчётам предстояло около часа. Жажда уже подступала, поэтому приходилось терпеть.

Где-то желоба заканчивались, и нам приходилось выходить на дорогу, в остальное время мы предпочитали жаться к обочинам и прилегающим к трассе строениям, изредко появлявшимся в поле нашего зрения. Долгое время мы шли молча, словно договорившись не сбиваться с ритма. Затем нас обогнала машина скорой помощи. И ещё одна. Я оглянулся, и не увидел за собой ни единой души.

Интересно, сказал я Сашеньке, куда подевались все шедшие за нами люди, ведь другого пути у них не было, либо продолжать идти по дороге, либо развернуться и пойти обратно. Сашенька лишь отмахнулся, продолжая сосредоточенно отмеривать шаги. Ужасно хотелось пить. Города всё ещё не было видно.

Спасал ритм, бушующий внутри огонь, страстно двигающий тело вперёд, слепой, не разбирающий дороги, словно разогнанный до предела летящий с горы паровоз.

Keep it simple. One foot goes after another. Keep it simple. One.

Мы шли долго, и всё это время за нами вставало нестерпимо яркое, до белизны, солнце. Обжигающее лишь зрение, но не кожу. Рядом пролетали машины, под ногами хрустел песок, на глаза попадалась какая-то скудная растительность, заводы, ограды. Вскоре появились первые остановки, признаки города.

Когда мы пришли к аэропорту, первым делом я отправился на поиски воды. Времени до автобуса было достаточно — что-то около восьми минут. Однако ни одного киоска на входе не обнаружилось, автомат же, казалось, нарочито издевался надо мной, выплёвывая старательно загружаемую в него мелочь.

В конце концов мне пришлось смириться с мыслью о том, что утолить свою жажду я смогу ещё только через полтора часа, и я вернулся к начинающему волноваться Сашеньке.

Такое уже далёкое лето

Всё течёт, всё меняется. Чем больше ты начинаешь делать, тем больше ты успеваешь пройти, тем дальше друг от друга отделяются сутки. Всё течёт, всё меняется. Кафе дел Мар больше не маленькая кафешка у моря, теперь это большое лаунж-кафе со своим баром, обширным открытым залом с плетёными диванчиками, собственным блэкджеком сувенирным магазином и рядом столиков у береговой линии.

Но удивительное дело, в этот раз мне намного больше нравилась музыка из соседней Мамбы.

Традиция провожать уходящее солнце аплодисментами всё ещё жива, и это радует.

Сонар

Собственно, что я могу сказать, Сонар — ОФИГЕННЫЙ! Очень и очень правильный фестиваль, хотя и не без косяков с организацией. В первую ночь были огромные очереди, которые еле двигались, пока толпа не начала крепко шуметь. Тогда охрана стала маленько паниковать и пропускала, фактически не сканируя билеты. Мне особенно повезло, мой билет-таки просканировали и объявили, что он не валидный. Пришлось трахать мозг охраннику угрожающими звуками вражеского английского языка под аккомпанемент толпы: «He wouldn’t listen to you, dude…» (пользуясь случаем, хочу передать: сосите хуй, неудачники!). Охранник-таки меня пропустил, что я понял далеко не сразу, по инерции продолжая утюжить сознание контролёра. Помогли мне парни из всё той же толпы, понимающие этот волшебный язык (пользуясь случаем, хочу передать: спасибо вам огромное, ребята, я вас люблю!).

Читать далее

Барселоночес

Затем был вечер. Тёплый и необычайно спокойный. Улицы, до той поры шумные, чуть успокоились, хотя и не стали менее людными. Вокруг я видел то, от чего порядком отвык в Голландии: целующиеся парочки, объятия на улицах, дурака-валяние. Проспекты города словно созданы для прогулок: они широки и открыты, всегда много неба, много пространства и характерного барселонского модерна. Фигурные балкончики, аккуратные проёмы окон, затейливые архитектурные аксессуары. Парки, дорожки, скамейки. Всем этим жители с удовольствием пользуются. Скверы полны компаний, пар и задумчивых одиночек. Молодёжи на скейтах, роликах и велосипедах. Всё это естественно и закономерно, как, впрочем, и то, что в Голландии уличная активность совершенно иная. Есть в атмосфере города нечто необычайно расслабляющее. Я брёл по этим улицам, всматриваясь в лица прохожих, разглядывая фасады домов, останавливаясь у причудливых афиш и витрин. Слушая музыку и ощущая, что жизнь моя — здесь и сейчас — превращается в клип. Я не прогадал с местом и временем своего путешествия. Состояние души, эти улицы вокруг, люди, эта музыка — всё нанизывалось одно на другое, создавая незабываемый, уникальный эпизод моей жизни. Вобравший в себя, заключивший в себе полностью все ощущения, образы и ароматы настоящего, на глазах обращающегося прошлым. Если бы заснять, отобразить, зафиксировать его в виде большой голограммы и повесить на стену своего дома, можно было бы время от времени восстанавливать эту атмосферу в памяти. Чувствовать весенний тёплый ветер на своём лице, видеть мягкое освещение улиц, прогуливающихся людей, вспоминать то спокойствие и умиротворение, столь долгожданное и целительное. Есть вещи, которые можно оценить, лишь дойдя до предела их нехватки. Покой — устав от напряжённых, клокочущих страстей, тепло руки на твоей груди — после затянувшейся зимы одиночества, любовь — изнурясь попытками насытить душу чем-то преходящим. Смотреть на эти улицы, дома, творения Гауди в ночной подсветке, огромный сине-красный небоскрёб, аллеи из пальм, изгибы Рамбла дел Мар и слушать шум волн, смешивающийся с криками чаек и голосами прибрежных гуляк.

Барселона. Улицы, отели и Гауди

Наконец-то мне удалось отыскать свой отель, который оказался на удивление приличным для своих семидесяти евро за ночь. Название же было столь многословным, что далеко не сразу удавалось определить, какая из его частей является значимой, а какая — лишь титулом. Приветливый вышколенный персонал, бесплатный вайфай, чистенькие прибранные номера — и всё это за три звезды. Выбор отеля — всегда лотерея. Количество звёзд, местоположение и цена как правило совершенно ничего не гарантируют. Так, вы можете получить ухоженный приятный номер в двухзвёздочной гостинице, а в четырёхзвёздочной вашу гостью огреет по голове неожиданно отвалившейся от шкафа планкой (при ближайшем же рассмотрении окажется, что вся мебель в номере собрана в уникальном стиле “надежда или вера в двусторонний скотч”). Так что мне, безусловно, повезло. Я как следует отоспался, починил свой непутёвый гпс и двинулся на прогулку.

С навигацией в Испании следует быть осторожным. Дело в том что испанские улицы, равно как и отели, тоже носят погоны и титулы. Даже самый захудалый переулок настаивает на том, чтобы его называли по имени-отчеству. Фамильярность разрешается только своим (например, при указании адресов в официальных источниках), туристу же придётся продираться сквозь все calle, carrera и прочие del, de la, de las, alt и placa (с хвостиком). Это так же удобно, как если бы вам приходилось каждый раз вводить в строку поиска “Проспект имени Владимира Ильича Ленина”. Зная эту особенность, все интересующие меня адреса я внёс заранее, старательно проверяя написание всех уличных регалий. Впрочем, Испания настолько удивительна, что даже в этом случае остаётся вероятность того, что нужную улицу ты не найдёшь. В прошлый наш приезд на Ибицу мы, помнится, долго пытались отыскать местоположение нашего отеля. Навигатор радостно сообщал, что улицы с таким названием не существует. И действительно, как выяснилось впоследствии, улицу переименовали несколько лет назад. Но преданность семейным традициям не позволила, должно быть, обновить информацию на сайте. Немногим лучше обстояло дело и с поиском знаменитого Cafe Del Mar. Вдоволь помучив ни в чём неповинный gps и перепробовав массу других высокотехнологичных (и высокоточных) средств поиска, сдались и прибегли к проверенному веками средству: спросить прохожих. Первая же встреченная нами девушка на прекрасном английском дала исчерпывающие указания (если вам придётся когда-либо искать это замечательное кафе, знайте — оно находится здесь // ваши первооткрыватели). Что и говорить, язык в Испании заводит значительно эффективнее всех этих новомодных штучек.

Барселона

Читать далее

Барселона-Жирона-Барселона вой-вой!

Включившись в режим добычи приключений вдруг обнаруживаешь, что выйти из него не так-то просто. Приключения уже выстроились в очередь и место своё уступать никому не намерены. Посему будь любезен — получи и распишись. Ещё во время бронирования билета меня смутила одна неприметная деталь — форма ввода пассажирских данных требовала обязательного заполнения поля “европейский паспорт”. Облазив меню в поисках альтернативы и не найдя ничего похожего, не долго думая вписал туда номер своего голландского вида на жительство. И вот сейчас эта милая женщина с моими документами в руках сообщает мне, что по правилам авиакомпании лететь я, вообще говоря, никуда не могу. Нужен европейский паспорт, а это (вид на жительство): “Пф!”. Возмутиться столь трепетному отношению к моим бумагам, однако, я не успел, потому как женщина пропустила меня со словами, напомнившими мне о чудесной детсадовской поре: “Так что в следующий раз!…” На этот счёт, впрочем, у меня были некоторые сомнения. Не будь я предельно сонным, непременно смерил бы её холодным, непроницаемым взглядом и максимально разборчиво отчеканил: “Следующего раза… НЕ БУДЕТ!”

Приблизительно такого содержания героический эпос доминировал в моих снах на протяжении всего перелёта. Лететь было недолго, так что восстановить справедливость во Всей Необъятной Вселенной я, кажется, так и не успел. Пришлось на время своего отсутствия делегировать полномочия Чаку Норрису. И всё же, что ни говори, а перелёты — это магия сродни телепортации. Ты засыпаешь в холодной промозглой Голландии, а просыпаешься в солнечной тёплой Испании. Окончательно же приходишь в себя тогда, когда тебе на голову опускается пелена по-весеннему освежающего дождя. Это бодрит и заряжает энергией ровно на столько, сколько нужно для приобретения билета на автобус из Барселоны-Жироны в, собственно, Барселону-Барселону. В котором ты наконец можешь погрустить на тему везения с погодой. Если захочешь. Мне же лично спать хотелось значительно больше. Вид из окна был абсолютно невыразительным на протяжении всего пути, так что отвлекаться было совершенно не на что. Разве что вполуха слушать разговоры на незнакомом, интригующем языке.

Барселона

Читать далее

Здравствуй, Испания. Привет, Барселона

Испания… Что связывает меня с тобой? Почему каждый раз, когда я ступаю на твою землю, я чувствую себя как дома? Почему расслабляется вечная судорога в груди, замирают на время терзающие душу волнения, проходит беспокойство, стихают метания? Откуда берётся уверенность в том, что здесь никто и никогда не причинит мне вреда, ощущение безопасности и покоя? Ты отогреваешь меня, когда я замерзаю в чужих ветрах, даёшь мне силы, когда я не в состоянии больше идти, наполняешь меня творчеством тогда, когда я даже не понимаю того, что живу. Ты напоминаешь мне про крылья за спиной и учишь летать в моменты, когда я кажусь себе земляным червем. Ты прекрасный учитель, хотя тебе и не слишком повезло с учеником. Помнишь, тогда я создал её глаза, улыбку? Озорной звонкий смех? Я так обрадовался своим успехам, что решил, будто этого достаточно. А ты потом утешала меня в своих объятиях, словно больно оцарапавшегося ребёнка. Я благодарен тебе, твоей искренности и открытости, теплу и материнской любви, твоей ни с чем не сравнимой, божественной красоте.

Барселона

Читать далее

Вои-вой, Рьянэир, Барселона

Кто ищет, тот всегда найдёт. Иногда правда — на свою голову. В который раз довелось мне убедиться в истинности этой поговорки. Зато моё неуёмное желание новизны и приключений было в вои-вои-то веки удовлетворено сполна. Задержавшись на работе в полной уверенности, что времени в моём распоряжении предостаточно, был несколько озадачен расписанием поездов до славного города Эйндховен. В частности — изящностью стыковок с автобусами, следующими непосредственно в аэропорт. Привычка летать из Схипола вселила ложное ощущение беззаботности и лёгкости процесса: сел в поезд, вышел в аэропорту, погрузился на самолёт и улетел. Но не тут-то было. Только не из Эйндховена. Так, ознакомившись с расписанием, я понял, что ночной сон отменяется. Более того, мне придётся провести пару любопытнейших часов в ожидании первого автобуса до аэропорта. Дело становилось всё интереснее и интереснее. На улице — минусовая температура, что в условиях Голландии не просто холодно, а… очень холодно. Пол-пятого утра, в это время в Эйндховене можно съесть разве что лампочку филипс (которые растут там прямо на деревьях) и запить жидкокристаллической панелью той же марки. Проникнувшись общей необычностью ситуации, решил не выпадать из стиля и отказался от позорной и кризисной в общем идеи вызова такси. Собрал себе небольшую, но чрезвычайно трогательную собойку из двух варёных яиц, хлеба и термоса с лимонизированным чаем и выдвинулся в непогоду.

Barcelona

Читать далее

Четыре дня на Ибице. Часть 2. Барселона

— Сан-Антони? Ноу ноу ноу! Окьюпайд бай инглиш! Ту мэни инглиш! Траст ми! Ю донт вонна гоу ту Сан-Антони! — наш собеседник разгорячился не на шутку. Среднего возраста, небольшого роста, с редеющей чёрной шевелюрой и живым лицом мужичок, слегка напоминающий Денни де Вито. — Донт гоу ту Сан-Антони! Рилли. Беттер гоу ту диффрент плейсис. Эйвисса, Бора-бора… (тут он назвал ещё один пляж, я не запомнил название). Мач, мач беттер!

Такими напутствиями нас одарил сосед, заметивший у нас в руках потёртый журнал с описанием клубных мест Ибицы. Поитересовался нашими планами, услышав про Eden завёлся и начал смачно поливать «понаехавших» англичан. К счастью, времени на разговоры было немного. Самолёт уже сел, осталось только дождаться трапа. В промежутке мы старательно упаковали виски обратно в дьюти-фришный пакет, на всякий случай. Если не присматриваться, вскрытая полоска защиты почти не заметна. Наконец выходим из самолёта, немного формальностей, и мы в Испании.

Читать далее

Четыре дня на Ибице. Часть 1. Голландия-Барселона

Едешь ли поездом, летишь ли самолётом, в какой-то момент закрываешь глаза, и мир вокруг гаснет. Звуки сливаются в однообразное монотонное бормотание, обволакивают сознание туманной дымкой. Баюкают, успокаивают. Меркнут краски, стихает шум. Остаются лишь темнота, тишина и покой. И чувство. Образ. Ты — искра. Яркая точка в ночи, стремительно летящая над чёрной бездной. Оставляющая за собой долгий светящийся след. Мерцающие линии, аккуратные изгибы, изящные петли. Ты понимаешь, что все они складываются в нечто наподобие символа. Что-то вроде знака, означающего твою жизнь. Ты пишешь, выводишь его с чрезвычайной тщательностью. Зная, что хочешь сказать, но всё ещё не представляя слово целиком.

— Будешь? — Саша держал в одной руке литровую бутылку виски, в другой — литровую же колу.

Я вяло помотал головой. Пить не хотелось. Хотелось расслабиться, немного отойти от марш-броска в аэропорт. С осложнениями в лучших традициях жанра «деньги-билеты-документы». Ухитрился забыть дома паспорт, пришлось возвращаться. В аэропорт прибыл впритык. Саша добрался несколькими минутами позже. Впрочем, успели без проблем. В том числе и закупиться в дьюти-фри. И вот, наконец, мы в салоне. Стюардессы, приветствующие пассажиров по-испански. Борт-проводник, с нечеловеческой скоростью тараторящий стандартный лётный инструктаж. Ставшие уже привычными разгон и взлёт. Мы летим в Барселону. Читать далее

Привет с Ибицы

Сижу в интернет-кафе на Бора-Бора. Солце, море в лазурных разводах. На пляжах уйма красивых девушек. Многие топлесс. Уши потихоньку восстанавливаются после сешшена в Эдене. Ночь в Барселоне, день на Ибице — а я уже, кажется, влюбился в Испанию. Здесь хорошо.