Posts from: Январь 2011

Да, чуть не

Да, чуть не забыл — пришла посылочка. Праздники закончились, а подарки всё приходят — приятно :) Спасибо всем приложившимся ^^

Кальпы

Три разноцветные лампы с зажжёнными в них свечами стоят на табуретке, между ними прочно устроился небольшого размера вечно-медитирующий Будда, оживляемый мягкими бликами подкрашенного камнями и стекляшками светильников пламени. В открытое окно врывается свежий январьский воздух, из динамиков небольшой аудио-системы струятся звуки неторопливого задумчивого lounge, вокруг стоит жуткий беспорядок, на диване несколько подушек образуют что-то вроде гнезда. Грусть уже немного отпустила, оставив после себя лёгкое послевкусие облегчения, следующего за длительным напряжением расслабления, поэтому я на кухне завариваю кофе, наливаю в него бейлиз и в задумчивости сажусь за кухонный стол.

Читать далее

Когда ты проснёшься

Ты спишь, девочка моя, спишь, уютно завернувшись в одеяльный конвертик и закрыв свои огромные, удивительной красоты глаза. Ты спишь, а я всё ещё не сплю. Завтра понедельник, начинается новая беспокойная неделя, начинается с ранней встречи, на которую я гарантированно приду не выспавшийся и заранее уставший, как это часто случается в последнее время. Мне не спится, что-то внутри меня начинает беспокойно ворочаться, недовольно вздыхать и сопротивляться неизбежному завершению времени, в которое можно было успеть, но опять не успелось, можно было начать, но опять отложилось до лучших, безусловно, несомненно, очевидно более лучших времён. Заканчивается очередной раунд этого бесконечного поединка, арбитр называет результаты и тренер недовольно отчитывает тебя за промахи, пока секунданты пытаются привести тебя в чувство, обмахивая тебя полотенцем и поливая водой твою голову. Скоро начнётся новый раунд, и нужно быть готовым, но голова гудит, как пчелиный улей, ноги тяжёлые, словно камни, дыхание сбито и глаза слезятся от пота.

Впрочем, всё это происходит у меня внутри, все эти баталии, взятие очередной высоты или же тактические промахи и ляпы. Никто не видит этого со стороны, и даже прислонив ухо к моей голове, ты вряд ли услышишь рёв происходящих там революций и гремящих ураганов и смерчей. Удивительно, что при всём при этом я успокаиваю тебя. Тебе спокойно со мной, ты можешь прильнуть ко мне и уснуть на моём плече, и тебе нисколько не мешает весь этот тарарам, происходящей за этой тонкой перегородкой.

Иногда, впрочем, я успокиваю и себя самого, более того, это получается всё чаще, что определённо радует меня и внушает некоторый оптимизм. Вообще говоря, многие из природных аномалий, происходящих сейчас в моём мире, вызваны именно вмешательством в его экологию. Научившись вызывать проливные дожди, я начинаю тушить свои степные пожары, и поэтому пар, поэтому треск, поэтому гроза и торнадо. Но раз за разом проливаясь потоком на свои язвы, я начинаю замечать, как они затягиваются, и на месте обожённых пропалин появляется молодая свежая зелень. «Через час на ней цветы и трава», именно так всё и происходит. Но горит ещё много, горит ещё сильно, дождей пока на всё не хватает...

Но ты спишь, и внутри тебя сменяются свои времена года, хозяйничают твои собственные муссоны и бризы, свои засухи и свои наводнения. Ты спишь, и, быть может, ты видишь сон, может быть похожий на тот, что мне так понравился. В том сне ты вошла в землю, полную храмов и статуй Будды, вошла и с интересом стала осматриваться вокруг. От одного твоего рассказа об этом сне мне становится спокойно и хорошо. Мне он кажется совсем не случайным, как и не кажется случайной наша с тобой встреча. Не знаю, снится ли тебе сейчас что-то подобное, не знаю, снится ли тебе сейчас что-то вообще. Быть может, я спрошу тебя об этом завтра.

Когда ты проснёшься.

Подуем на ссадинку?

Тебе тяжело, мой мальчик, я знаю. Тебе трудно и сложно, и хочется сесть, обнять коленки руками и зареветь. Такой большой мир и такой сложный, такой непонятный. И откуда ждать окрика, и как уберечься от оплеухи — неясно. Ну как тут не заплакать? Как не сесть на землю и не разразиться рыданиями, пытаясь своими всхлипами заставить пространство сжалиться и прекратить эту нескончаемую муку. Мальчик мой, мальчик. Бедный мой мальчик. Ты открыл глаза и что ты увидел? Ты обнаружил, что твой мир весь состоит из страха. Ты понял, что всё это время ты не жил, а боялся и боже... Мой мальчик... Ты попробовал всё изменить. Ты бросился в объятия своих подкроватных чудовищ, рычал в глаза своим демонам, скалился и щурился в лицо ледянящему душу ужасу. Храбрый мой мальчик. Но силы снова кончались, и ты снова садился на корточки и начинал плакать. Так сложно, думал ты, мой хороший. Должно быть, у меня никогда не получится. Я так и останусь деревом, сотканым из тысячи нитей оголённых сигнальных нервов, неспособным испытать что-то кроме этого вездесущего страха. Ты скулил от отчаяния, представляя свою обречённость жить в непрекращающемся ужасе и напряжённого ожидания того, что может случиться, но никогда не случается. Принимать любое происшествие как должное, как обязательное наказание за твою необъяснённую провинность. Видеть этот страх во всём, особенно в том, что тебе могло бы понравится. Быть постоянно готовым отказаться от своих устремлений, только бы не... Причинять себе боль просто на всякий случай, чтобы тебя вдруг не застали в расплох. Боже, как это вынести? Боже, неужели так можно жить? Боже, да неужели же это и есть жизнь? Зачем, господи? Зачем переживать боль расставания, только начиная открывать другому своё сердце? Раз за разом хлестать себя плетью предупредительной боли, только чтобы никто не смог тебя обмануть... Снова. Как не понять тебя, мой маленький. Как не пожалеть, мой хороший. Открыть глаза и увидеть себя закованным в тиски ужаса. Проснуться от морфинового сна и оказаться в бинтах ожогового центра, оказавшись самой маской, лицом, телом крика. Боже, боже... Как же тут не заплакать. Конечно же, как тут не разрыдаться. У тебя есть полное на это право. Поплачь, поплачь вволю. Потом найди свой укромный уголок и отсидись там немного. Обними мишку, поиграй с талисманом, поперебирай старые картинки. Успокойся немного, просморкайся. А потом вспомни о том, какой ты молодец. Как много сложных (действительно сложных!) шагов ты уже совершил. И каждый раз казалось, что дальше — стена, что просвета больше нет, что можно только сесть и смириться с тем, что мир навсегда останется унылым и серым, безрадостным и безинтересным. Но оглянись, милый мальчик, посмотри вокруг — где ты? Ты всё возле той же стены, что и раньше? Ведь нет же. Откуда бы взяться тогда в тебе той музыке, той красоте и улыбкам, которые всплывают то здесь, то там в твоей памяти? Ведь ты тянулся к ним, искал их и... Знаешь, что я тебе скажу? Ты получал их. Подумай немного, мой славный мальчишка, не стало ли немного больше улыбок в последнее время? Не чаще ли получаешь ты теперь то тепло, которое тебе так необходимо? Не чаще ли улыбаешься сам и согреваешь кого-то в ответ? Да, мой храбрый, мой сильный мальчик. Ты сам уже прекрасно знаешь, что всё у тебя начало получаться. Но если по осени болят твои шрамы и ссадинки, можно немножечко и поплакать. Даже самые сильные мальчики плачут.

Просто сны

В последнее время снится довольно много снов, некоторые из них довольно странные. Не так давно приснилось, что я организовал ни что иное, как клуб умирающих — людей, которые знают о своей скорой кончине и решают объединиться для взаимопомощи и поддержки друг друга. Основной фишкой клуба было неотъемлемое право каждого члена закатить празденство в честь своего ухода, и каждый из участников был обязан сделать всё возможное для организации вечеринки в том формате, в котором пожелает умирающий. Сам сон состоял уже из развязки, когда наступил мой черёд умирать, и я договаривался с известным рок-музыкантом об организации прощального концерта.

Самое удивительное в этом сне — это сопровождавшие его ощущения спокойствия и света, а ещё пронизывающей всё вокруг благодарности окружающих меня людей. Проснулся я именно удивлённым — настолько просто и легко воспринималась во сне моя собственная смерть, наяву же всё до сих пор остаётся чуточку более сложным.

Что означает эта разница, мне до сих пор интересно. Мне самому кажется, что подсознательно я уже принял факт своей смертности, осталось только примирить с ним свой беспокойный ум. Собственно, этот сон, должно быть, и является мостиком к этому пониманию. Чем-то вроде дружеского похлопывания по плечу, говорящего: «Дружище, всё ок, я больше не боюсь, можешь больше не беспокоиться, правда».

Котлетизация мух

В общем, весь дыбр окончательно и бесповоротно уехал в твиттер. Здесь остаётся творчество и более пространные рассуждения. Ну и фотки, скорее всего. Бум держать мух отдельно от котлет. Твиттеры: http://htxt.it/4NZK — жизненный, http://htxt.it/VI7G — рабочий, кому интересно. Фейсбук для друзей. Вконтакте, одноклассники и мейлру пускай себе горят в аду, пожалуй.

Посылка, кс

Посылка, кстати, застряла моя собственная (вроде бы). По крайней мере амазон недавно сообщил о возмещении денег по причине возврата оной.