Posts from: Август 2010

Они попытались поджечь лес и спрятаться за пеленой дыма (а Саша-то говорил: «Облака, облака...»), но мы всё равно прилетели и ОТДЫХАЕМ!

Поехали

Минск-Варшава-Дюссельдорф-Ибица-Дюссельдорф-Каунас-Вильнюс-Минск.

Всех целую, всех лублу.

Что вы понимаете в Мёбиусах!

Моя работа над собой началась с одного очень простого задания — пять-десять минут крутить попой у зеркала.
Очень простого, потому что «разумеется, я могу крутить попой».
Элементарного, потому что «какие в этом могут быть проблемы?»
Тривиального, потому как «да это же каждый сможет!».

Но первые же попытки показали, что сложно.
Показали, что ёбаный стыд.
Показали, что всё извивается внутри и норовит сбежать.
Залиться краской, отвести взгляд, отменить, отказаться, вычеркнуть из.
Что приходится заставлять.
Тяжело.
Воля.
Принцип.
Надо.
Да не слабо же, ну в конце-то концов?!

В следующий корпоратив я уже отплясывал сильно пьяный с зажигательной чернокожей дамочкой, воспламеняющейся элементарно от того, что ты, танцуя, энергично попадаешь в ритм (как жаль, что у меня есть бойфренд, а то бы...) А стоявший рядом негр-владелец кафе искренне ржал, обнимал меня и говорил: «Вот это парень! Он охрененно танцует!»

Конечно, вслед за таким пиком меня потащило обратно, и весь успех со временем был сведён на нет, но.
Иногда нужно прыгнуть выше головы, чтобы увидеть новую территорию.
Сделать что-то такое, чего никогда раньше не делал.
Вытолкать себя за рамки.
Изогнуться, вывернуться, попробовать укусить себя за собственный зад.

Собственно, так ведь и добывается
Новая Степень Свободы.

Раньше, стало быть — Джуд Лоу.
Теперь отчего-то Роберт Дауни Младший.
А вчера и вовсе Робби Вильямс О_о

Хватит, сукины дети, остановитесь!!!

А вообще иногда всё же возникает ощущение, что с выбором профессии я таки немного налажал :)

Ах, до чего же клёвенькой делается в иные моменты жизнь после освоения одного единственного, необычайно простого навыка: не мешать.

Уиииии!

Пара слов о тонкостях метафизических искушений и экзистенциальной жопно-диванной валентности

Такой соблазн всё время восстанавливать равновесие, возвращая себя в состояние умиротворённости и свободы, держась вдали от громыхающих смерчей, ледяных дождей и раскалённого пекла. Так хочется принять состояние безмятежности и эйфорической рассеянности за изначальную точку отсчёта, отождествить с ней искомое, найти в них безвременное пристанище и обитель. И с такой неохотой порой приходится снова хлестать себя по щекам, выбираться из вязкой патоки наркотического счастья на напряжённые перекрёстки дорог со всеми их ветрами, непогодой и расстояниями. Но ясность мысли, так удачно рассеявшая ужасы ночи, не в состоянии прятаться днём. Невозможно больше смотреть и не видеть. Хочешь не хочешь, но картина следствий неизбежно проявится в уме с кристальной неотвратимой чёткостью, и данный момент снова превратится в выбор. Сделать — не сделать, проебать — не проебать, пожить как следует или занудно снести своё тело в могилу подобно миллионам других унылых безликих анонимусов.

И потому с ленцой отрываешь свою жопу от метафизического дивана и отправляешь сознание облизывать края горячей ещё звёздной каши, дуть на сгустки свежей раскалённой плазмы, балансировать на орбитах гравитационных аномалий, вглядываться в плотное, освещать заброшенное, распутывать узлы, вмещать в себя силу и мощь рвущихся в глубине сверхновых, успокаивать плачущих жёлтых карликов и усмирять нетерпеливую дрожь голубых гигантов.

Потому что иначе всё вернётся на круги своя. Потому что невозможно ничего удержать. Потому что нельзя отделить день от ночи и признать свет, отрицая и пугаясь театра порождённых им теней.

Потому что если ты хочешь видеть, ты будешь вынужден видеть всё.

Продам кармические долги. Дорого

Однажды в летнем оздоровительном лагере ко мне подошёл парень из детдомовской группы и начал завидовать моим рисункам. Мне же было ужасно неудобно, потому как в рисунках своих никакой особенной ценности я не видел, просто у меня как-то это непроизвольно выплёскивалось непрекращающимися потоками нинзя, роботов, битв, пародий на рекламы, разнообразных рож, черепов и разного рода абстракций. Парень же этот рисовал, на мой взгляд, не в пример лучше меня: старательно, усидчиво, методично. Но когда он видел мои художества, он просил меня (!) разрешить ему (!) посидеть рядом (!!) и посмотреть. А я готов был провалиться сквозь землю, меня тут же пробивал какой-то амбивалентный паралич и рисовать больше не хотелось совершенно. А мальчик спрашивал: «Откуда? Откуда у тебя всё это берётся?» Тогда я, конечно же, не знал нужных слов. А сейчас, скорее всего, ответил бы искренне, от всего сердца: «Всё это я беру из головы, мой юный и нежный друг. Хватит, хватит наконец, ёбаная рогатая тварь, остановись!!!!»

Я, собственно, это к чему. Мне тут некоторые товарищи говорят, что я перебарщиваю. А я как-то толком и не пойму — может, и вправду? Может, я действительно задеваю чьи-то чувства? Может, мне и впрямь стоит уменьшить размеры «Я» на картинках? Может, прислушаться? Может, не переступать эту опасную черту, за которой — эгоизм, похуизм и общественное порицание? Быть может, меня ещё можно спасти? Вырвать из цепких лап помрачения сознания? Достать на свет божий запутавшегося, потерявшего истинную стезю агнца?

Может...
Да ну нахуй, показалось.

Пум пурум

В последнее время обнаруживаю в своей голове массу идей. При этом зачастую они имеют форму конечного продукта, раздражает лишь отсутствие необходимых навыков воплощения этих идей в реальность. Это могут быть тексты, полномасштабные полотна, небольшие рисунки, микро-концепты наподобие серии «Я большое», слоганы, фото.

Один из побочных эффектов медитации — это невероятное прочищение внутреннего пространства. То есть такую мимолётную идею можно задержать подольше, рассмотреть, зафиксировать как-то, покрутить, записать, заякорить, поработать с ней прямо в голове, протащицца как следует, развить.

К слову, идеи-то болтались там всегда, просто стали намного лучше видны. Как бы это... Я вдруг начал понимать их ценность. Стал видеть, как из зерна идеи разворачивается фильм, книга, сериал, инсталляция, чувствовать их потенциал и мощь. Собственно, любое произведение искусства — это и есть путь от побуждения к воплощению этой самой внутренней идеи, осознанной или не вполне.

Искусство меня вообще прёт неимоверно. Я вдруг какими-то обходными путями понял то, что лежит глубоко в его основе. И теперь, в общем-то, ничто не мешает мне пообщаться на этом языке.

Швабода! ^^

Умение быть собой — это ещё и умение не доить пустую сиську. Вдохновение требует наполнения, наполнение требует жизни. Твои каналы должны быть полны водой настолько, чтобы идти через край. Вот и всё. Вот и весь секрет плодотворности.
---
Иногда нужно убрать форму, расслабить хватку, чтобы вода наконец пошла. И нужно не испугаться этого, поощрить, использовать с благодарностью.

Как ни крути, но не любую форму удаётся заполнить. Картина может выглядеть совершенно сюрреалистично: каналы подключены к источнику, но вода отказывается в них идти, словно упираясь в невидимую стену, переворачивая с ног на голову все представления о физике. Эта вода идёт лишь в то русло, чьи берега ей приятно облизывать.
---
Любая река пробивает своё собственное русло, и оно ничуть не хуже искусственных берегов.

Кофе отдыхает :)

Беру небольшой тайм-аут. Пока можете рассказать, если захотите, как вам рубрики, как воспринимаете, чего думаете, нравится ли, ужас ли, занудщина ли, заумщина ли, хрень ли, гениально ли, посредственно ли, никак ли — в общем, ваше мнение.

Для жителей лиру и мейлру, которым сейчас по техническим причинам не проходят теги и всякое другое, ремарочка: «Кофе» — это рубрика, которая начинается с трёх точек в начале и заканчивается тремя точками в конце. «Зелёный чай» — рубрика, выходящая время от времени по выходным. «Блуждающие огни» — это, ммм... В общем, это просто рубрика. Насколько её можно опознать без подписи — я хз, если честно.

Можно ругаться, можно хвалить, можно объективно, можно ничего не писать, но всё же было бы интересно узнать о ваших впечатлениях от, ммм, такого форматца. Даже если мы вообще не знакомы. Не стесняйтесь. Можно в инбокс.

Волшебная страна

Есть хороший способ проверить себя на совместимость с чем бы то ни было — представить себе на мгновение, что это нечто останется с тобой на всю оставшуюся жизнь. Представить максимально предметно, во всех ощущениях, в образах — так, как будто это уже свершившаяся реальность, в которой тебе отныне предстоит находиться. Когда мне приснилось, что по какой-то странной причине (кажется, это был Эйяфьятлайокудльный период) я был вынужден остаться в Голландии навсегда, я проснулся, крича: «Нет, нет, нет, этого не должно случиться, не должно случиться никогда и ни за что! Только не это!» Застрять навечно в стране, жить в которой можно только благодаря возможности путешествовать — чрезвычайно неприятный апокалиптический сценарий. Остаться в стране холодного моря, промозглых дождей, поверхностных связей, непривлекательных женщин, тоскливого природного однообразия, тотального раздолбайства, никакого сервиса и на удивление совковой медицины вне сомнения стало бы одной из наиболее циничных шуток судьбы.

Конечно же, в Голландии не всё так ужасно. Разумеется, во многом такая глыба негатива определяется моими собственными проблемами. Но даже рациональное понимание этого факта на деле ни кали не облегчило внутреннего антагонизма. Осознать проблему, оказывается, вовсе не означает автоматически её решить. Самое смешное, что в критической ситуации я прекрасно понимал природу своего состояния, но не мог ничего ему противопоставить. На тот момент у меня не было на руках ни одной действенной стратегии влияния на ход событий, так что мне оставалось лишь с удивлением наблюдать за тем, как я записываю неверные даты собеседований, ошибаюсь в адресах, прохожу по нескольку раз мимо нужного здания, не могу дозвониться вовремя своему рекрутеру для прояснения обстановки, затягиваю и консервирую принятие важных решений. А потом лишь механически принимаю вполне закономерные последствия.

Сейчас же я понимаю, что в какую бы страну ты ни приехал, все твои проблемы отправятся вместе с тобой. Во многом чужеродная среда оказывается лишь проявителем того, что могло быть незаметным на привычном фоне. Более того, только встряхнув, раскачав болото привычных установок можно начать активно исследовать своё внутреннее пространство, выходить за рамки данности и устанавливать пределы своих собственных способностей, потребностей и желаний. Только упав ниже «разрешённого» уровня можно обнаружить, что жизнь на этом не прекращается и таким образом избавиться от страха «переступить черту».

Только пройдя то, что ты считал экстремумом, можно обнаружить дополнительное пространство, которое всегда открывается в тот самый момент, когда ты говоришь, что достиг пика, и избавиться от ограниченности своих представлений о доступных тебе возможностях. Только оказавшись в депрессии, можно понять, что делать там совершенно нечего (но и не бояться её, как невиданного зверя). Только оказавшись на мели можно понять, во что именно ты бы хотел конвертировать деньги. Только загнав себя в угол одиночества можно осознать ценность простого человеческого прикосновения. Только надорвав свои собственные силы можно понять, что принимать помощь можно с благодарностью.

Поэтому, пусть сейчас мне ещё многое остаётся не ясным, я чётко понял одно. Нет в жизни наиболее ценных вложений, чем инвестиции в собственную проработку. Да, это дорого. Да, это тяжело. Да, порой это изматывающе сложно. Курс классического психоанализа занимает в среднем от пяти до семи лет. Реализация буддийского «дзогчен» — около одиннадцати. Но я уже видел слишком много потухших глаз, чтобы не понимать, что отказ от себя будет стоить мне намного дороже.