Posts from: Апрель 2010

Хочется жить долго и счастливо :-}

Во мне что-то зреет, какой-то оптимизм и уверенность в том, что всё будет хорошо. Постепенно собираются воедино кусочки паззла, раскладываются покадрово клипы идеального, пространство между кадрами заполняется ощущениями реальной жизни. Становится полнее модель мира, по загорающимся на туманном шарике зелёным точкам «хочу» уже можно построить приблизительную траекторию движения.

Радость, предчувствие и оптимизм. А также глубокая благодарность, непрекращающееся удивление и восторг перед гением Будды, совершившим удивительнейшее на мой взгляд открытие, влекущее за собой необычайно важные психологические и философские следствия.

Следствия, благодаря которым каждый потерявшийся, запутавшийся или уставший мальчик или девочка могут самостоятельно изменить свою судьбу, прекратить ад в своей жизни и наполнить её тем, чем сами того пожелают.

Человек на фото справа в детстве страдал сильнейшими паническими атаками, боялся людей и порой не мог выйти из своей комнаты, мучимый непреодолимым страхом.

Локус-покус

... внутренний мир цельным и полноценным. Она как бы центрирует субъективное восприятие человека, упраздняет все домышленные искажённые фиксации, возвращает его в естественное сбаллансированное состояние. Одновременно индивиду приходится признать факт ответственности за свои действия. Внешние факторы перестали быть определяющими — всё, халява закончилась. Проблема так называемого «локуса контроля» перестаёт существовать. Формирование как внешних, так и внутренних факторов теперь включается в зону ответственности самого человека. Любое достижение имеет цену, результат напрямую зависит от собственной прозорливости и мудрости. Если ты приложил титанические усилия, но остался при этом недоволен — винить больше некого. Если ты втащил камень на гору, а потом обнаружил на соседнем склоне лифт — в этом никто, кроме тебя, не виноват. Расстроишься ли ты или обрадуешься тому, что твой арсенал решений стал ...

Всё сам да сам

... буддизме. Дело в том, что каждый усердный практик рано или поздно сталкивается с переживанием понятия Пустоты. Это очень и очень непростой момент. Человек вдруг обнаруживает, что всё, что им двигало раньше, было иллюзией. Всё, что казалось очевидным и само-собой разумеющимся вдруг ставится под сомнение. Все внешние силы и мотивы перестают существовать. Отныне человек должен сам создавать свою мотивацию. Поэтому в учении предусмотрены специальные разделы, призванные помочь практикующему в зарождении и взращивании нужного устремления. Одной из техник является постоянные глубокие размышления над рядом тем, позволяющие в конечном итоге найти в себе силы и желание двигаться дальше (перестать лениться, сохранять ясность мышления, заботиться о благополучии других людей и так далее). Это так называемые «четыре мысли, меняющие поведение»: драгоценность человеческой жизни, неминуемость смерти, неопределённость времени смерти и невозможность жизни в ...

Поля и потоки

Ты помнишь школьный опыт, когда на прикрытый листом бумаги магнит насыпают сверху железную стружку? Каждая частичка тогда ложится вдоль силовой лини магнитного поля, образуя на поверхности своеобразный узор. Интересно, а как называется сила, которая выстраивает в шеренги тех ребят на параде? Такая же невидимая, неосязаемая, но в то же время действенная и эффективная. Какая сила заставляет людей стоять на светофорах, переходить дорогу на полосатых участках, машины — ездить по правой стороне дороги, организованно преодолевать перекрёстки и пропускать пешеходов? Что заставляет человеков вставать утром с постели, лезть в душ, засовывать себя в транспорт и дружной сардиною прибывать на свои рабочие места? Восемь часов крутить ручку, смотреть в прямоугольник, записывать в книжку. А потом возвращаться, есть, смотреть и ложиться. Просыпаться, и снова включаться.

В ритм, в режим, в течение, в бег, в график.

Назовём и будем жить

... совершенно посторонний наблюдатель (скажем, пришелец с планеты «Замри-и-смотри»). Он видит, как на пустом месте начинают суетится какие-то существа. Они спиливают деревья, ровняют землю, копают ямы, вколачивают сваи, потом начинают класть друг на друга кирпичи, чем-то их замазывать. Потом вставляют в дырки что-то блестящее, наверх взволакивают куски жести, укладывают причудливой формы куски обожжённой глины. Какая-то непонятная, не пойми откуда взявшаяся суета на ровном месте, результатом которой (неожиданно) становится дом. Приблизительно так выглядит мир глазами радикального материалиста. С точки зрения идеализма же совершенно очевидно, что дом стремился к воплощению чертежа, возникшего изначально в чьём-то сознании или же более расплывчатого поначалу желания «хочу дом». Понимаете, ведь все, абсолютно все существующие во вселенной процессы можно так или иначе ...

This is where it happened

Мне иногда кажется, что в какой-нибудь из прошлых жизней я поклонялся солнцу. Это самый заряженный образ в моём сознании, с ним связаны самые позитивные ощущения и самое оптимистичное настроение. Солнце, и ещё море. И тепло.

А ещё мне очень нравилась книга про Сократа. После неё появился интерес к философии, потом плавно сместившийся в область этики, потом — психологии.

Тепло, солнце, море, запах загорелой кожи — ммм...
Знаю, что это жжж неспроста.

Кто мне подсовывает эти брошюрки??

... вызвать уныние. Одно дело приложить все усилия, навалиться, наброситься на проблему и тут же решить её, но ждать два или три года, а может быть даже больше без возможности стопроцентно гарантировать получение результата — задача не из простых. Это тот случай, когда как раз и требуется та самая решительность и убеждённость в том, что ты делаешь. Если ты отчётливо осознал, что жизнь без этого достижения тебя никак не устраивает, вариантов у тебя остаётся совсем ...

Rock my clock

Ты — тот, кто наполняет этот мир смыслом. Это ты набегаешь на него, словно море, облизываешь его камни и вытачиваешь понемногу его скалы. Ты растворяешь в себе солнце, разводишь рыб и кормишь их водорослями. Задумчиво следишь, как неторопливо цедят планктон weird fishes. Ты волнуешься, делишься на тёплые и холодные течения, морозишь шапки ледников, согреваешь далёкие берега. Быть может, лениво пускаешь пузыри от скуки.

Ты — тот, кто отвечает на вопрос «почему так»?
Если убрать тебя, останутся только камни.

Пф, всем известно, что яичница — лучшее романтическое блюдо

... требуют определённой подготовки. Представьте себе, что ни разу ничего в своей жизни не приготовивший юноша желает вдруг удивить даму своего сердца каким-нибудь интересным блюдом. Он понятия не имеет, сколько времени может занять сей процесс, поэтому резервирует приличный запасец — часа, скажем, два. И вот он открывает книгу рецептов и тут же сталкивается с кучей «непредвиденных» сложностей. Оказывается, что рассыпанная тонким слоем по сковородке с разогретым маслом мука норовит собраться в комки, само масло постоянно пытается подгореть, некоторые ингредиенты нужно было замочить на ночь, другие же блюда просто невозможно успеть приготовить за столь короткий срок (кто ж знал, что для перетирания песто нужно совершить полторы тыщи круговых движений). Ах, а картинка угощения восторженной половинки была такой яркой, такой привлекательной! Но, увы, расстояние от раздолбая до мастера, оказывается, не преодолевается лишь ...

Стеганография

Ты обнаруживаешь себя в непрекращающемся потоке изображений, непрерывно обрушивающемся на тебя каждый раз, стоит только вынырнуть из ночного забытья. Это что-то вроде реки из художественных произведений, постоянно сменяющих друг друга и порождающих тем самым иллюзию движения и изменения. К каждой картинке прилагается своё звучание, свой вкус, свои ощущения. Но вот ты шевелишься, и по картинке начинает идти мелкая рябь. Ты аккуратно проводишь рукой и видишь, как изображение начинает меняться. Ты ведёшь её влево, потом плавно разворачиваешь вправо. Каждому движению соответствует своё изменение. Ты пробуешь повторить его и видишь, что твои ожидания выполняются. Если подвинуть руку вправо, это ближняя светлая полоса начинает смещаться пропорционально твоему внутреннему ощущению. Раз, и он справа, раз — посередине, раз — влево. Интересно, а что если совместить эту полоску и тот белый цилиндрик неподалёку? Какие-то ощущения, не очень сильные, но неожиданные. Непродолжительная вспышка где-то внутри. Что же происходит с цилиндром? Он стал перемещаться, движется вниз, останавливается, разделяется на несколько кусков. Странный звук.

Постепенно, раз за разом ты замечаешь всё больше зависимостей. Со временем начинаешь умело перестраивать картинки так, чтобы загорелись те или иные огоньки внутри. Понемногу ты втягиваешься и начинаешь делать это всё привычнее и привычнее, ты обнаруживаешь, что совершив какое-то действие сейчас, картинка может перестроиться не сразу, а лишь через несколько утр. А в некоторых случаях изменения больше не требуют твоего участия, остаются в своём нынешнем положении, вынуждая окружающие фрагменты изменять своё привычное движение.

Тогда ты понимаешь, что многое в этой картине зависит непосредственно от тебя. Если ты каждый день будешь совершать определённые действия, то изображение изменится очень значительно. Нужно только постоянно вплетать в него свои штрихи, умело наносить мазки, ставить точки и отчерчивать линии. Этот процесс увлекает и затягивает.

Ведь именно за этим ты появился в этом потоке,
ты появился кое что здесь дорисовать.

Размышление

Мысль глубока, и чем больше уделяешь ей времени, тем глубже она становится. Между вопросом и ответом на него залегает пропасть неизвестности, пройти которую бывает ой как непросто. Это странный процесс блуждания в темноте, призывания из небытия правильного решения, общения с бездонным колодцем сознания. Он дискомфортен, не знать — гораздо проще. Да, у понимания есть своя глубина. Начиная от догадки, интуитивного выбора направления и нескольких сменяющих друг друга открытий, до полного усвоения, когда новое знание становится твоим, естественным. И это расстояние, которое надо пройти. И это ресурсы, которые надо затратить: время, напряжение, головные боли, кофе и витамины.

У познавательной способности есть свой предел, свои ограничения, но она также и развивается. Часто понимание не приходит сразу, над ним приходится попотеть, раз за разом подходя к проблеме, восстанавливая в памяти своё намерение решить её и приложить для этого все усилия. Раз за разом, шаг за шагом решение будет приближаться и в какой-то момент вдруг появится будто бы само по себе, внезапно всё станет понятно и само-очевидно.

Сомнения также разрешаются с помощью размышлений. Сначала ищутся вопросы, на которых нет чётких ответов, затем ведётся поиск ответов на эти вопросы. Когда ответы найдены, сомнение отступает.

Подумалось

Подумалось тут, что после Фрейда многие стали видеть в метафорах исключительно сексуальное наполнение, напрочь забывая о том, что секс сам по себе зачастую является лишь медиумом, всегда оставаясь таким образом лишь на поверхности символа, без возможности глубокого понимания его сути.

Говорит это, конечно же, о проблемках в проработке личности самих «толкователей», мешающих свободному и всестороннему восприятию.

Тот же инь-янь можно воспринимать исключительно как символ совокупления, в то время как совокупление является лишь частным случаем более общей проблемы дуальности, разделения целого на два, возникающего из него движения, а также возможности воссоединения противоположностей. Это и мужчина и женщина, и жизнь и смерть, и любовь и ненависть, и форма и сущность, и пустота и осознавание, и бог весть что ещё.

Разумеется, это не упрёк Фрейду ни в коей мере, он вообще большой умница и молодец по моему скромному мнению. Но для адекватного его восприятия уже требуется изрядная степень личной свободы и просветлённости.

У ослов нет слоёв?

... один за одним, подобно слоям. Понимание присутствует в каждый момент, отличается лишь глубина понимания. Это как путь между единицей и двойкой — с одной стороны, всего лишь единица, с другой — бесконечное количество величин. Так что, переходя из одного состояния в другое, вы можете себя предельно искренне поздравить, ведь вы проделали бесконечно большое ...

To pass the ball

Представь, как в полной темноте мимо длинной полосы из зеркальных осколков прокатывается огненный шар. Что ты видишь? Ты видишь, как он появляется в одном осколке, в другом, в следующем, в нескольких сразу. Он словно бежит из одного фрагмента в другой, теряя себя и тут же находя снова. Он никогда не един, но ты каждый раз узнаёшь его. Ты можешь увлечься и забыть про сам шар, наблюдая за тем, как движется его отражение. Следя за тем, как вспыхивают один за одним кусочки зеркал и вновь исчезают из вида, сливаясь с беспристрастностью мрака вокруг. Быть может, это и не зеркала вовсе, а окна? В каждом из которых поместилась лишь малая толика большого шара, какой-то из кусочков огненного тела, путешествующего малой скоростью мимо твоего дома? А может, это просто небольшие экранчики, загорающиеся в нужное время определённым цветом? Сначала он едва уловимо меняет оттенок, который становится понемногу насыщеннее, а потом резко вспыхивает на какое-то мгновение и вновь возвращается к прежнему неуловимому состоянию, становясь постепенно неразличимым во тьме. Задержка, и загорается соседнее окно. Что же находится там, между ними? Что скрывает в себе эта чёрная контрастная сетка? Быть может, и вовсе нет никакого шара? Есть лишь кусочки странного вида пылающей поверхности? А если расстояния между фрагментами сделать поменьше? Зеркал добавить побольше? Так подогнать их друг к другу, что зазор просто-напросто исчезнет из вида? Сможешь ли ты узнать, какой из шаров — настоящий?

Миру мир (Муру мур)

Единственный честный мир для человека — субъективный, его собственное сознание. Выйти за его пределы человек не в состоянии, как бы ни совершенствовались (в теории) его органы чувств. Всё, что происходит, совершается внутри сознания. Есть ли «на самом деле» объективная реальность, человек никогда не узнает, потому что, так или иначе, проявиться она может лишь копией в его внутреннем мире. То же самое касается и проявлений божественного, других миров и потусторонних реальностей. Результат всегда будет одним и тем же — следом в сознании, обладающим теми или иными качествами.

Как же тогда, интересно, человеку ответить на вопрос «кто я?». Ведь если реальность — всего лишь теория, то и все взятые из неё понятия — тоже. Если же в сознании сейчас находится множество объектов (образов, мыслей, ощущений) — какой из них можно назвать собой? А если объекты и вовсе перестали отображаться? А если начали отображаться совершенно другие? Если я — человек, то как пережить, в конце-концов, то, что я — человек? Ведь я очень хорошо вижу, что это лишь одно понятие в моей голове среди прочих, почему я должен отдать ему предпочтение?

Но что, если я — само сознание? Не «сознание» как слово, как ещё одно отображение в уме, а сама моя способность осознавать и создавать эти самые концепции?
Любопытно...

И вот когда ты непосредственно обнаруживаешь в себе это состояние, всё начинает понемногу, неуловимо меняться.
Тогда оказывается, что не обязательно подгонять себя под какой-либо образец.
Тогда не обязательно цепляться за те или иные части сознания, можно позволить им стать лишь частью потока.
Тогда можно воспринимать мир непосредственно, не пропуская его через фильтр приемлемости.
Тогда приходится думать, как отвечать на событие, приходится разбираться с тем, почему ты поступаешь именно так, а не иначе.
Тогда приходится разбираться с тем, что хорошо или плохо.
Тогда можно улыбаться просто потому, что тебе хочется.
Тогда можно не бояться жить так, а не иначе.
Тогда можно ответить на вопрос — как и зачем я это делаю?
Как чувствую? Как люблю? Зачем боюсь?
Тогда перестают существовать обстоятельства.
Тогда ты видишь действия и их следствия.
Тогда один за одним падают внутренние барьеры.

Тогда в какой-то момент граница твоя исчезает.
И миром твоим становится
Мир.

Чего я решил не делать

Решил не учиться современным танцам. Почему? Не вижу в этом никакого смысла. Танцую для себя и исключительно ради удовольствия от процесса, а также использую танец в качестве медитации. В таком случае заучивать и оттачивать технику нет надобности. Буду и дальше танцевать в собственной экстатичной (когда всё идёт так, как надо) манере. Буду практиковать естественность, а также объединение внутреннего состояния с внешним миром. Танец для этого подходит просто шикарно. Когда удаётся войти в нужный режим — это просто мрмрмррр что такое :-]

Но для этого нужна хорошая музыка и адекватная аудитория. Не уверен, что с этим всем в Минске ок, нужно проверить.

В то же время с энергией тела работать надо, мне это уже кагбэ очевидно, поэтому выбираю между йогой и айкидо. Йога симпатична и вообще нравится, но не закрывает один из давних гештальтов. С другой стороны, айкидо учит нас кой чему, в некоторых обстоятельствах необычайно важному и полезному. Останавливает, по большому счёту, лишь общая традиционная занудность и нерасторопность последнего, которую по жизни явно придётся чем-то уравновешивать, чтобы не сдохнуть. Шесть месяцев только на борьбу в уме и поклоны — это в рамках современного мира пипец какой-то. В остальном подход айкидо к единоборствам мне всё-таки ближе всех, и вроде работает. Думаю в общем.

Пока без имени

Снова мигрени, как в детстве, как в школе. Дневник с обзором недели и частоколы «н» на уроках. Ты почему такой зелёный? Голова болит. Выпей таблетку, дать тебе аспирин? Аспирин не помогает, немного легче от анальгина. Может, сходишь к врачу? Ай... Сколько раз уже было. Давление, пульс, температура. Направление в диагностический. Машина, пытающаяся тебя напугать в комнате с плотными шторами. Все показатели в норме, немного затруднён отток крови в головном мозге. Нет, это часто бывает у подростков. Мигрени вообще характерны для этого возраста. Тогда иди домой, чего ты будешь мучиться? (Какое мучиться, это ведь не математика). Да, наверное стоит. Вечно догоняющие машины за стеклом на задней площадке. Капли на окнах. Что с тобой? Что? Тебе плохо? Да нет, всё в порядке. Ты весь в испарине. Правда? Так, немного голова болит. Может, выпей таблетку? Ай... Знаешь, мне сестра посоветовала новое средство, она медик. Хорошо в лекарствах разбирается. Мне помогает при месячных. Может, ты всё-таки попробуешь? Ладно, давай...

Когда проходит боль, ты словно рождаешься заново. Можно снова свободно дышать, можно ни о чём не думать, можно просто быть, просто реагировать. Не улыбаться, не любезничать. Быть хмурым и неприветливым. Нет сил адаптироваться, подстраиваться. Уклоняться. Смягчать. Такая редкая привилегия. Барская индульгенция. Можно быть рассеянным и сонливым. Можно ясно увидеть своё положение. Иногда получается сделать шаг. На сомнение просто нет сил. На страх не осталось ресурсов. Всё это рассасывается вместе с болью. До нового утра...

Значит, я снова рядом, я снова вижу нечто, снова ищу его глаза. И снова яростный ветер в лицо, снова клубы песка, обжигающее дыхание, сменяющееся леденящим холодом. Сколько спец-эффектов! Так много чести, я польщён. Какая неистовость! Какой апломб! Браво, браво. Действительно, можно испугаться. Так и запишем в дневнике — сегодня при-сут-ство-вал.